Лучшие остроумные анекдоты

Безысходность – это когда у одинокого мужчины аллергия на пельмени.
Все остальное – пустяки.

Иногда мой кот смотрит на меня, как бы говоря: “Вот я – кот. А чего в жизни добился ты?”.

– Не ходи туда. Днем там собак спускают.
– А ночью?
– А ночью надувают.

Опытный программист Вова из Калифорнии подъехал на собственном БМВ к собственному калифорнийскому дому. На столе было калифорнийское вино и пельмени. За столом сидели китайская, мексиканская и русская манекенщицы.
— С чего начнем?
— спросил программист.
— С лечения белой горячки, — ответили хором девки.

Решил Василий Иванович перевоспитываться. Поехал по путевке в Японию. Сидит в ресторане, культурный такой, ни одного нецензурного слова. А за соседним столиком девушка сидит красивая, японка. Ну, не выдержал Василий Иванович, подходит:
— Разрешите познакомиться. Как вас зовут?
— Меня? Сукасима. А вас?
— А меня Василий Иванович… самец.

Преступники вернули украденную сумку уборщице Газпрома, когда узнали, что отмывает она не полы, а деньги, а убирает не помещения, а конкурентов.

Три вопроса, за которыми каждый день следят все россияне:
— Стал доллар равен ста рублям?
— Нашли сумочку уборщицы «Газпрома»?
— Сожрал тигр Амур козла Тимура?

Встретились как-то филолог, логопед и педофил…

– Я могу любого изуродовать одним движением пальца.
– Каратист?
– Нет, фотограф.

Пианистка шепотом говорит скрипачу:
– Вы с ума сошли! Вы же убежали на двадцать четыре такта вперед!
Скрипач пианистке:
– Сохраняйте спокойствие. Никому ничего не говорите, я опаздываю на поезд.

– Почему Путин считает, что губернаторов лучше назначать?
– Потому что по личному опыту знает, что народ выберет какое-нибудь дерьмо.

Щтирлиц стоял на своем это была любимая пытка Мюлера.

Пошли три иудея православие принимать. Пришли к батюшке, посоветовались. Батюшка им:
— Ну, ладно. Только имена вам на православные надо поменять. Как тебя зовут?
— первого спрашивает.
— Гиршем, батюшка.
— Ну, будешь Гришкой, что ли. И одно звучно, и однозначно. А тебя как?
— второго спрашивает.
— Мойша я.
— Будешь у нас Мишей. И одно звучно, и однозначно. Ну, а ты что?
— у последнего. Тот чего-то покраснел, не отвечает.
— Не бойса, не бойса. Говори, как есть.
— Сруль меня, батюшка, зовут, есть имя такое еврейское. Почесал поп затылок, подумал, и выдает:
— Будешь, значить. Акакием. Ну, не одно звучно, но однозначно!

«Где мы его проморгали?» — мучительно думали родители Мойши, слушая как сын виртуозно играет на балалайке.

— Мойша, дорогой, скажи мне на ночь именно то, шо я хочу услышать!
— Приятного аппетита, Сарочка, приятного аппетита!

Пришли три еврея к русскому батюшке — в христианскую веру вы креститься. Спрашивает батюшка первого:
— Как зовут?
— Мойша.
— Ну, будешь Михаилом — окрестил. Как зовут — второго спрашивает?
— Борух.
— Борисом будешь — окрестил. Как зовут — третьего спрашивает.
— Сруль я, батюшка. Подумал поп, подумал, да и решил.
— Акакием будешь.

– Бабушка с внуком на концерте виолончелиста:
– Бабуль, а когда дядя распилит свой ящик мы пойдем домой?

В баре обслуживает пожилой бармен. Заходит в бар мужик:
— Плесни сто грамм водки. Бармен плеснул, немного не долил. Мужик:
— Почему не доливаешь?
— Просто, я уже старый, плохо вижу.
— Тогда почему не перелил?
— Я же не слепой!

Заболели у мужика яички. Врачи говорят, надо резать. Мужик в панике. По совету друга идёт к бабке. Бабка, выслушав: « И-и-ишь, резать!!! Им бы только резать! На вот, болезный, выпей отварчику. Во-о-от, молодец. А теперь попрыгай — они сами отпадут.»

Две старушки на лавочке:
— Что русского мужика губит?
— Бабы, водка, поножовщина…
— И не говори, Петровна. А вот у них в Японии как все красиво: гейши, саке, харакири…

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0

Страницы: 1 2 3 4 5