А теперь — новости культуры:
Роман Горького «Мать» наконец-то вышел под своим полным названием.

Ко времени надо относиться с большим уважением, так как у него, времени, отсутствует стоп-кран, и нет заднего хода.

Хуже всего — это когда деньги девать некуда. И выкинуть их жалко, и раздавать как-то неудобно.

— Как ты провел отпуск?
— Половину — в горах.
— А вторую половину?
— В гипсе.

Уважаемые жены с синдромом хронической головной боли и усталости, любительницы сна и сексуальных бойкотов. Спасибо за вашу активную жизненную позицию. Благодаря вам, незамужние женщины, не одиноки.

— Что-то с женой интимная жизнь стала какая-то пресная…
— Ну, попробуй что-нибудь изменить. Поиграй, например часок в доктора. Лично я всегда так делаю.
— Хорошая мысль. А как это тебе удаётся играть с ней в доктора целый час?
— Запросто. 55 минут она ждёт своей очереди.

Черное и белое — это просто крайние оттенки серого.

— Ты такая классная, когда выпьешь.
— И ты классный, когда я выпью.

— Понимаешь, мне нужен такой надеждый мужчина, ктторый в старости подаст бокал вина.
— Может воды?
— Ну вот, нам уже не по пути…

«Kрacивыx жeнщин нe бывaeт!»
(с) Oбщecтвo трeзвocти

Свежайшие очень смешные анекдоты

Врач просит пациента принять таблетку от шизофрении.
— Доктор, докажите, что она не отравлена.
Врач проглатывает таблетку, … и пациент пропадает.
Врач:
— Не понял!!!….

— Смотрю, скучаешь. Поработать не хочешь?
— Хочу, конечно. Но если уж взялся скучать, то доведу дело до конца.

Она настолько воспитаная, что о привокзальном туалете говорит: «Излишне атмосферный».

полёт шмеля на саксофоне
играть в один глубокий вдох
олег учился две недели
и сдох

Как послушаешь женщин, так у всех гениальные дети! И все – от мужей-идиотов.

Сегодня в очереди в поликлинике слышал, как две медсестры обсуждали, что покупают арбузы и дыни только тогда, когда заканчивается поток отравившихся ими.

— Дочь, представь нам своего избранника.
— Это Алик, он модный московский шиномонтажье.

В 2011-м 47-летняя Дэбби Стивенс пожертвовала почку своей начальнице, которая никак не могла найти подходящего донора. Позже Дэбби была уволена за то, что слишком долго поправлялась после операции.

Скоро в продаже:
«Руководство по укладке парашюта Издание II (исправленное)»

— Борис Наумович, таки шо мине делать? Софочка, таки хочет от мене секса каждый день… А я ж в возрасте?!
— Шо я вам говорил, Яков Моисеевич? Таки не берите в жены некрасивую женщину… Никто и никогда вам с ней не поможет…

Жена просыпается с дикого похмелья и спрашивает у закодированного мужа:
— Слышь, Толь, а когда ты пил, ты что делал, если наутро у тебя голова болела?
— П*здеж твой слушал!

На выставке коньяков трехзвездочный коньяк занял первое место, а пятизвездочный, того же завода, всего лишь третье.
У директора завода спрашивают:
— Как такое могло произойти?
Тот отвечает:
— Сам в шоке, все из одной бочки льем…

— У меня подруга 12-го мальчика родила!
— Зачем столько детей рожать!?
— 12-го ноября…

— Не хотелось бы у тебя просить денег в долг, но сам предложить ты наверняка не догадаешься.

— Если Вас осенило, то причем здесь осень?
— А, если Вы залетели, то при чем здесь лето?

У каждого есть свой рецепт счастья. Вот у меня, на потолке надпись «завтра начинаю бегать по утрам».
Утром просыпаюсь, вижу надпись и думаю: «как же хорошо, что не сегодня».

Чему учит жизнь в деревне: ухаживать за растениями и животными, поддерживать контакт с соседями, наслаждаться простыми вещами. Чему учит жизнь в городе: на переходе, если обзор закрыт машинами, пропускать несколько человек вперед, чтобы проверить, не собьют ли.

— Каким оружием сражаются на Севере?
— Холодным.

Мужик привел жену в поликлинику сдать анализы. Через два дня с больницы звонит врач и сообщает:
«К сожалению мы перепутали результаты анализов Вашей супруги с другим пациентом и теперь не уверены у нее либо коронавирус, либо болезнь Альцгеймера.
Муж — «Доктор, так что же мне в таком случае делать?»
«Выйдите с ней на прогулку подальше от дома и оставьте ее там одну. Если она найдет дорогу обратно домой, не открывайте ей дверь!»

Олаф Шольц:
— Мы точно переживём эту зиму!
Немцы:
— А мы?