• Post category:тосты

Молодой штурман впервые приходит в кают-компанию на завтрак. Отстрелявшись первым, бывший курсант приступает к чаю. В сахарнице для четверых человек лежит двенадцать кусочков сахара.
– А по скольку сахара берете?
– По два кусочка, – шутит один из сослуживцев. Штурман оставляет в сахарнице шесть кусочков, остальные высыпает в свой стакан:
– Тут как раз каждому по два остается.
За мужчин, которые любят сладкое!

– Солдат – это вообще чудо природы. Снизу он взрослый, сверху – дитя малое. За то, чтобы быть взрослым не только снизу, но и сверху!

Идет мимо строящегося дома прапорщик. И вдруг падает сверху здоровенный кусок бетонной плиты и – бац его по башке! Снимает прапорщик фуражку, пыль с нее стряхивает, а потом голову кверху задирает и кричит:
– Эй, вы, осторожнее! Хорошо, что я шел, а то ведь гражданского человека насмерть убило бы.
За наши непробиваемые головы!

– Промазал? Что, в глазах темно, да? Лампочка в голове перегорела?
Давайте выпьем за то, чтобы у нас никогда не перегорали лампочки!

Приходит однажды солдатик в санчасть, стонет, врачу жалуется:
– У меня сильные боли в брюшной полости.
Военврач раздраженно:
– Товарищ солдат, запомните раз и навсегда, что боли в брюшной полости могут быть только у генералов, у офицеров это место называется животом, а у солдат и сержантов – брюхом!
Пусть же ваше брюхо поскорее превратится в брюшную полость!

Приезжает прапорщик домой в отпуск, папа с мамой ему и говорят:
– Да что ж это ты, сынок, за целый год нам ни одного письма не написал?!
Тот раздраженно:
– Да я бы написал, но вы же мне адреса-то не сообщили.
Стоит поднять бокалы за то, чтобы мы никогда не забывали адрес родного дома!

Проверяет врач-окулист у прапорщика зрение и убеждается, что тот ни одной буквы в таблице назвать не может. Вот он и спрашивает:
– Так вы что же, совсем их не видите?
– Да видеть-то я их все до одной вижу, а вот как они называются – никак вспомнить не могу.
Пусть наши глаза всегда дружат с памятью!

Сидят как-то раз в коптерке капитан, лейтенант и прапорщик, водочку трескают. Вот и решил капитан прапора подколоть, говорит ему весело:
– Слышь, Вась, ты бы сбегал в канцелярию, поглядел, я там или нет?
Прапор вскакивает, выбегает. Лейтенант ржет от души:
– Во придурок-то какой! Зачем ему самому-то бегать, мог бы и бойца послать!
Так выпьем за то, чтобы мы успевали быть в нескольких местах одновременно!

– Не в том беда, что ты без тормозов, а в том, что на начальство наезжаешь.
За осторожную езду, несмотря на отсутствие тормозов!

В полку проходит офицерское собрание. Докладчик:
– У лейтенанта Михайлова были семейные проблемы, но ему по-товарищески помогли майор Иванов и прапорщик Петров. Они сходили к жене лейтенанта, и теперь у Михайловых таковых сложностей нет, а есть большая радость – у них родился ребенок…
За друзей, которые помогают нам решить любые проблемы!

– Здесь вам не Англия, здесь копать надо глыбже и ширше.
Давайте выпьем за то, чтобы нам доводилось работать только в стране вечных туманов!

Измерил я недавно свой рост утром – 176 сантиметров, измерил вечером – 173 сантиметра. Что за черт? Начал проверять каждый день – и то же. Вибрирую в пространстве с суточной частотой. Не иначе, как бремя жизни давит.
Выпьем за то, чтобы бремя жизни не укорачивало нашу гвардейскую стать!

Кто как объясняется в любви? Офицер: „Я ранен вашими глазами прямо в сердце. Решаюсь атаковать. Если скажете „нет“, – я налево, кругом марш и пулю в лоб“. Моряк: „Не стану долго лавировать. Вы взяли меня на абордаж. Я сдрейфил. Хотите, вместе пустимся в плавание по волнам житейского моря?“
За любовь!

Бабушка поучает внучку:
– У каждой девушки должна быть в жизни только одна большая любовь.
Внучка интересуется:
– И как, была у тебя большая любовь?
– Конечно – военные.
За единственную в жизни любовь!

– И учтите, товарищи солдаты, что каждый, кто сделает что-нибудь для нашего батальона, а еще лучше, для меня лично, получит благодарность вне очереди.
Давайте выпьем за то, что у каждого из нас был повод благодарить всех подряд, причем вне очереди!

– Зря вы так со мной, товарищи солдаты! Еще пожалеете! Ведь говорят же, что не плюй в колодец, пока не перепрыгнешь.
Выпьем за то, чтобы не говорить „гоп“ – пригодится напиться!

Вопрос:
– Почему передвижение строевым шагом всегда начинается с левой ноги?
Ответ:
– Потому что с двух ног сразу его начать никак невозможно!
Чокнемся, друзья, потому что в жизни нет ничего невозможного!

– Офицер в армии не пьет, он просто так шатается.
За непьющих офицеров!

В наряде по кухне подходит прапорщик к бойцу и приказывает:
– Рядовой Сидоров! Начистить три ведра картошки!
Боец возмущается:
– Это же надо! В космос давно летаем, а нормальную машинку для чистки картошки так и не придумали!
– В армии, товарищ солдат, давно все придумали! И машинку для чистки картошки тоже! Вот как раз ты и есть ее самая последняя модель!
Нельзя не выпить за последнее слово техники!

Рулит их авианосец навстречу нашему торпедному катеру. Наши кричат:
– Сворачивай!
Они:
– I do nоt understand!
Наши матросы мичмана своего и спрашивают:
– Товарищ мичман, а вы английский знаете?
Тот, гордо:
– А как же!
– Так скажите им…
Мичман:
– Эй, на лайбе, ду ю спик инглиш?
– Yes!
– Тогда сворачивай, мать твою!
За понимание!

Давайте выпьем за военных и за девчонок обалденных!

На черноморском пляже женщина заметила отдыхающего мужчину, у которого в плавках, судя по всему, находилось достоинство необычайных размеров. Она купила бутылку водки и пошла знакомиться.
– Выпить не желаете? – спросила она.
– Спасибо, не откажусь! – радостно ответил мужчина, протягивая стакан.
Он выпил полный стакан водки, засунул руку в плавки, вытащил огромный огурец, откусил от него, затем спрятал закуску опять в плавки.
– Вы что, идиот? – спросила обманутая в своих надеждах женщина.
– Возможно, – спокойно ответил мудрец – но свои шесть стаканов в день имею.
Так давайте выпьем за военную хитрость!

Стихотворный тост за новые погоны генерала.
Должен я, конечно, извиниться,
Сам я в генералах не бывал.
Разрешите тост, как говорится,
В Вашу честь, товарищ генерал.
Ваш мундир вполне прибавил массы
И еще, конечно же, украсы:
Ваши широченные лампасы –
Целых два отреза на трусы.
Светятся не светом отраженным
Звезды пребольшой величины,
И такие в золоте погоны –
Прямо как иконы со стены!
Хоть себя я чувствую неловко,
Все же по порядку доложу:
Налицо такая обстановка,
Что порядка я не нахожу.
Все-то нынче здесь не по уставу
И в „шеренгах“ чувствуется сбой…
Мне сдается, „личному составу“
Не хватает песни боевой.
Чтобы марш бравурный честь по чести
Исполнял десяток запевал, –
Все-таки нечасто с нами вместе
„Обмывает“ звезды генерал!
Что-то я замешкался, однако,
До сих пор не пуст еще бокал…
Не пора ли ринуться в „атаку“?
Будет все исполнено по знаку,
Скажем: » Есть, товарищ генерал!»

– И запомните, что настоящий солдат может забыть почистить утром зубы, но не сапоги.
За то, чтобы у вас блестели не только сапоги!

У некоего генерала в семье большая радость – внук родился. Посылает он в роддом адъютанта, приказывает:
– Ты обязательно на него погляди, доложишь мне, на кого он похож…
Возвращается адъютант весь из себя радостный, докладывает:
– На вас похож внук, товарищ генерал!
– Отлично! Полнее доложи!
– Он, товарищ генерал, прямо ваша копия: такой же лысый, пузатый, ничего не видит, не соображает и все время орет, как резаный.
За наших детей и внуков, которые так на нас похожи!