В нашей жизни всё непросто, всё, подчас, двояко:
Превращаются в реальность волшебство и сказка.
Если муж уснул в салате – перепил, собака.
Если спит жена в салате – овощная маска!

Как–то раз один осел
С зеброй под венец пошел.
Вот и ночка настает,
Зебру он в постель ведет.
Но осечка тут случилась –
Ничего не получилось.
Зря пытался он упрямо
С зебры снять ее пижаму.

Монашки вот, не как миряне –
Все ходят в горном одеяньи.
– А как же иначе ходить?
Ведь можно пленку засветить!

– Какой же наивный ты все–таки Саша –
Жена твоя спит со всем городом нашим!
– Ну, что это ты мне наивностью тычешь?!
Подумаешь город – каких–то пять тысяч!

Пока жена купалась в ванной, чтоб лучше вечером уснуть,
Муж, по традиции недавней, решил к соседке заглянуть…
Звонок условный сиротливо В пустой квартире прозвенел,
Разочарованный мужчина вернулся в комнату и сел.
Ну, а из ванной в это время, как Шамаханская княжна,
Забот домашних скинув бремя, вошла законная жена:
В грозящем легкости халате, стройна, упруга, молода,
Красива дьявольски и, кстати, чиста, как горная река.
Промолвил муж, вздыхая слабо, при виде собственной жены:’
Была бы ты чужая баба – Тебе бы не было цены!!!

Сердит бригадир. Тракториста корит:
– Пол дня уж лежишь ты, а трактор стоит!
– А я виноват, что мой трактор дурак,
Что он не желает ложиться никак?!

Диалог отцов
– Была супруга на сносях
И двойню родила на днях,
Читала, сидя у дивана,
Книжечку «Два капитана»!
– Моя читала мушкетеров,
Так породила на свет тройню!
– Моя должна родить сейчас,
«Али–бабу» читала час,
Я побежал, и час мне дорог,
Могут ведь родиться сорок!

Помню, как–то тёща угодила
Прямиком в бассейн к крокодилам.
В скорую звоню скорей… А там:
–Хищники твои? Спасай их сам.

Новые анекдоты в стихах

Снял он обувь – стал пониже,
Снял пальто – и стал худее.
Без костюма – лоск пожиже,
Без очков – на вид глупее.
Шапку скинул – плешь наружу,
Без перчаток – руки–крюки.
Без жилета – грудь поуже,
Зубы вынул – хуже звуки.
Без портфеля – вид попроще,
Без мобильника – как нищий.
Скинул майку – вовсе тощий,
Сбрил усы – Такой носище!
Посмотрела – засмеялась!
Как важна вещей опека!
Снять трусы ему осталось –
И не будет человека.

Бомжу (озноб его похмельный колотил)
Босому, грязному с опухшей синей рожей,
Твердят вокруг: –Чем пить, ботинки бы купил!
Он гордо им в ответ: –Здоровье мне дороже!

Одесса. Холера. Идет карантин.
Отсюда без справки – домой ни один!..
С горшком по Привозу старуха бредет
И видно, что что–то она продает.
А вот и купец. К ней в горшок заглянул,
А там, уж простите, дымящийся стул.
– Бабуля! Скажи – ты свихнулась давно?
Ну, кто же польстится на это говно?
– А ну, отвали в холодок, твою мать –
Кого бы пришел поучить торговать?
Анализ хороший кто ищет давно –
Что хочешь отдаст за такое говно!

Уж сколько раз меня просили,
Уж сколько раз меня молили
Всегда с упорством неизменным,
Чтоб шла я замуж непременно.
Я ни в какую, я упряма!
– А кто просил?
– Да, папа с мамой.

Василий Иваныч! Сумел ли ты сдать
Экзамен? И мучали чем твою душу?
– Просили квадратный трехлен описать
И что–то еще, не припомню, Петруша!
– И что, описал?
– Что ты, Петька, ни в жисть,
Хоть я из себя весь такой безшабашный!
Квадратный трехлен?! Нет, голубчик, окстись –
Представить такое и то даже страшно!

Нe шмоглa я, нe шмоглa
Решив срубить немного денег на гулянку,
Иван Петрович держит курс на ипподром.
Перед глазами рыжая, белесая, смуглянка…,
Красавец в яблоках по кличке «Шторм».

Так кто же принесет ему удачу?
Пока прикидывал Петрович что к чему,
Беззубая к нему подкралась кляча.
«Поштавь, радимай, на меня» – шипит ему.

– Видать, с утра ты белены объелась!
Зачем я буду так бездумно рисковать?!
– Я поштараюсь! А поможет в этом шмелость,
Ты будешь на руках меня кидать.

Поверил кляче, убедила та в победе.
Поставил на неё, сидит, ладошки трет
… Не прискакала, приползла последней «леди».
Петрович зло: «Попутал меня черт!»

Уж всяко–разно обозвал старушку–лошадь:
«Спасибо, дрянь такая, помогла!»
Она ж в ответ невинно глазки косит:
«Ну, милай, не шмогла я, не шмогла!»

Красавицы
Красавицы… – я замечала не раз
абсурд этой жизни вселенский –
что та, кем мужской восхищается глаз,
ужасно нервирует женский…

Как–то раз поведала лягушка
Про свою несчастную судьбу,
Рассказала всем своим подружкам,
Что была на правом берегу:
Шла тропинкой к дальнему болоту –
Нет в родных краях таких болот –
Вдруг навстречу из–за повороту
К ней идёт огромный бегемот.
Знает всё зверье в лесной сторонке,
Как она чертовски хороша:
Что за прелесть эти перепонки!
Что за рай лягушечья душа!
Бегемот же смотрит вожделенно
В выпуклые ясные глаза –
Поняла лягушка: непременно
У него откажут тормоза!
Осеклась, задумалась чего–то,
Прервала внезапно свой рассказ.
–Ах, подружки, к дальнему болоту
Не ходите, умоляю вас!
–Как же ты теперь живёшь родная?–
Жаба мудрый задала вопрос.
– Видно, у тебя судьба такая!–
Ящерица всхлипнула всерьёз.
… И лягушку тронула забота:
–Раз у нас такой лесной народ,
Я опять пойду через болото –
Где живёт огромный бегемот…
Где живёт прекрасный бегемот…
Где живёт любимый бегемот!

– А существуют ли от голода таблетки?
–Да, и называются «тефтели» и «котлетки».

Подвёз разок её до дома,
Теперь душой и сердцем чист.
Да не ждала она облома
На сотню баксов… Я – таксист.

Верх оптимизма
Что выше верха оптимизма
Встречается так часто в жизни?
Голубых когда семья,
Прожив вместе года два,
Устроив небольшую пляску,
Купит детскую коляску.

Муж покончил с жизнью половою
И очистил душу от греха…
Появился нимб над головою,
А затем – ветвистые рога!

Белые вот. В окруженьи изба.
Выход один – дымовая труба.
Петька, он шустрый, раз–раз и … привет.
Лезет Чапаев за Петькой вослед.
Анке кричит:
– Ты чего, твою мать?!
Сколько тебя неуклюжую ждать?!
– Я не пролезу никак за тобой –
Таз не проходит, комдив дорогой!
– Анка! Зараза! Ну что ты несешь!
Брось к черту таз, ни за что пропадешь!
В панике, видно, с ума ты сошла –
Ты бы еще и корыто взяла!

Когда начинается жизнь?
Ксендз, мулла, раввин и поп.
Один вопрос им задан в лоб:
«Жизнь начинается когда?»
«В момент зачатия всегда!» –
Молвил ксендз, но поп тут: «Нет!
Всегда в рождения момент!»
«Позже через сорок дней!» –
Сказал мулла, но тут еврей:
«Жизнь начинается тогда –
Когда с детьми уйдет жена!»

В борделе бунт. Путаны с воплями:
– Ну, до чего у нас натоплено!
Не можем обеспечить качество –
Клиент соскальзывает начисто!