Штирлиц шел вразвалку. Он не знал, что “Развалка” закрыта.

На родине Штирлиц очень любил петь. Но в Германии это было редкое имя.

Штирлиц, стоя на бугре, долго рылся в кармане, то ли вши его кусали, то ли яйца жить мешали.

— Хватит оттягивать свой конец, — решил Штирлиц и одел брюки.

Лампа светила, но света не давала. Штирлиц погасил лампу и Света дала.

Штирлиц подошел к кусту и помочился. Жак—Ив Кусто молча стерпел обиду.

Внезапно в городе исчезло спиртное и Штирлиц понял, что в этот раз Центр прислал на связь Ельцина…

— Предательски хрустнули доски сортира…
— Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу.

— Штирлиц подошел к сейфу, открыл его и с трудом вытащил записку Мюллера.
— Мюллер громко матерился и махал руками.

— Штирлиц семенил по улице.
— Прохожие брезгливо отворачивались…

короткие анекдоты про штирлица

— Штирлиц подвел итоги.
— Киселев перестал подавать ему руку.

Мюллер раскрыл явку Штирлица, но получил по морде и больше не брал чужих сигарет.

Штирлиц выстрелил вслепую. Слепая упала на корачки. Корачки завелись и поехали.

Штирлиц шел по лесу и нарвался на сук. Суки с визгом разбежались. Визг бежал впереди.


Штирлиц не любил желтую прессу. Он был дальтоником, да и пресса красных была как—то понятнее и роднее.

Штирлиц склонился над картой СССР. Его неукротимо рвало на Родину.

Штирлиц сидел у открытого окна и писал отчет. Возле него назойливо жужжала муха, Штирлиц махнул рукой, муха вылетела в окно.
— Совсем как Плейшнер — подумал Штирлиц.

— Штирлиц знал что он проснется ровно через 10 минут.
— Пользоваться часами и заводить будильник его научили еще в разведшколе.

— Штирлиц встал спозаранку.
— Поза ранку тоже была разведчицей, только румынской.

Тридцать девять утюгов стояло на подоконнике.
— Явка провалена, — понял Штирлиц, — трёх утюгов не хватает.

— Штирлиц катался на велосипеде и разбил яйца об раму.
— Через два дня Абрам умер.

— Конец, — подумал Штирлиц.
— Зато какой, — подумала радистка Кэт.

— В спортзале Штирлиц тоскливо выполнял упражнения на бревне.
— Ему давно что—то не попадались темпераментные женщины.

— Алло! Штандартенфюрер СС Штирлиц на проводе. . .
— Нет, это не приемная рейхсканцелярии, это русское посольство. . .

Штирлиц шел на явочную квартиру. У подъезда высоко на дереве визжал котенок, который не мог сам слезть. Штирлиц залез на дерево и опустил котенка. Ему это понравилось.
— Кого бы еще сегодня опустить? — думал вошедший во вкус Штирлиц.