• Post category:тосты

Порой тоскливо и ненастно
Солдатской жизни бытие.
Но все же эта жизнь прекрасна,
Давайте выпьем за нее!

Выпьем за день, когда мы вернемся домой и будут нам светить издалека не звезды на погонах у комбата, а звезды на бутылках коньяка!

При них светильники светлее светят!
И яств на праздничном столе не перечесть.
Они — отрада нам и нашим детям.
Спасибо вам, мужчины, что вы есть.

Солдат тот, кто не жизнь, а честь свою бережет.
Наш тост за солдат!

За тех, кто начал с рядового,
Кто верно Родине служил,
Берег солдата кто простого,
В атаку первым кто ходил!
Кто нам по чести всем примером,
Кто подлецов к барьеру звал,
За храбрых русских офицеров,
Поднимем полный мы бокал!

Для русского солдата граница свята.
Выпьем за пограничников!

Тост за наших моряков, за их успехи, за то, чтоб они всегда возвращались к родным берегам. Попутного ветра и семь футов под килем!

У нашей армии такая сила, потому что она защитница мира!
Поднимем наши бокалы за мир!

Вызывает командир полка старшину одной из рот и ему говорит:
– Слушай, тут такое дело… Телеграмма пришла, что у твоего Сидорова папаша помер, так ты уж как-нибудь помягче ему об этом сообщи.
Тот, с рукой у виска:
– Слушаюсь!
Приходит старшина в роту, командует:
– Рота, становись! У кого отцы живы, шаг вперед – марш! Сидоров, отставить!
Выпьем за наших тактичных командиров!

– Если человек вне строя поет, то он кто? Он либо пьян, либо вообще полный придурок.
Выпьем за мужчин, которые поют в строю!

Приезжает в часть проверяющий, перед строем ходит, бойцов осматривает, а потом и спрашивает:
– Товарищ прапорщик, почему у вас личный состав не по уставу построен? В первой шеренге стоят только высокие солдаты, а во второй – только маленькие…
Прапорщик виновато:
– Извините, товарищ майор. Привычка…
– Какая такая привычка?
– Да я до армии на базаре капустой торговал!
Так давайте выпьем за то, чтобы мы никогда не изменяли своим привычкам!

Маршал Фош говорил о военном искусстве: „Сущность его довольно проста, но, к несчастью, его сложно претворить в жизнь“.
Выпьем же за то, чтобы мы претворяли в жизнь все, что задумали!

Тост исторический.
Когда генерал Ли прибыл в здание суда, чтобы объявить о капитуляции своей армии, он был безукоризненно одет в новый мундир, а на боку у него висела исключительно ценная шпага. Грант же был без мундира и шпаги, в солдатской рубашке и брюках. В своих мемуарах он писал: „Наверное, я очень странно выглядел рядом с человеком шести футов ростом в безукоризненном мундире и столь тщательно одетым“. То обстоятельство, что Грант не оделся соответствующим образом для такого исторического случая, являлось для него предметом огорчения в течение всей жизни.
Так выпьем же за то, чтобы в день нашей славы мы были при полном параде!

Любой тост, господа, помимо обычных форм шаблона, должен иметь содержание, живую творческую мысль, которая есть пища для ума и утеха для сердца. Но, к великому сожалению, существующая тенденция к сокращению тоста до одной фразы – за нас, братки – не укладывается в принципы прогресса, основанного на замене худшего лучшим, менее совершенного более совершенным, и наши милые соучастницы, я вижу, согласны со мной.
Пью за интересные тосты, за тостопроизносителей и за вдохновение, рождаемое в нас красивыми женщинами!

В начале франко-прусской войны генерал фон Мольтке сказал своим офицерам: „Запомните, господа, любой приказ, который может быть неправильно понят, будет неправильно понят“.
Так выпьем же за то, чтобы мы всегда верно друг друга понимали!

– Это он на гражданке куст! А здесь он совокупность веток, произрастающих из одной точки.
За точность формулировок!

– Рота, смирно! Чья это тумбочка? Почему в ней тапочки стоят в грязи по колено? Сейчас получит у меня эта тумбочка три наряда вне очереди!
Выпьем за то, чтобы все наряды доставались нашим тумбочкам!

Построил прапорщик бойцов, командует:
– Р-р-равняйсь!..
Рота, как и положено, головы направо, на грудь четвертого человека повернула, а рядовой Сидоров – налево! Подходит к нему прапор, возмущается:
– Почему вы не выполняете команду?
Тот обиженно:
– Как это не выполнил?! Еще как выполнил-то!
– А почему вы налево смотрите, когда все остальные – направо?
– Товарищ прапорщик, а вдруг противник в это время именно слева на нас и нападет?
За предусмотрительных бойцов!

Загадка:
– Одна елка, а вокруг дубы, что такое?
Отгадка:
– Новый год в военном училище.
За дубовую рощу!

– Услышав команду „стой“, военнослужащий на счет „раз“ должен правую ногу, находящуюся на земле, приставить к левой, находящейся в воздухе, а на счет „два“ – застыть неподвижно.
Выпьем за акробатов!

Поскольку цели нашей вечеринки не определены и не концептуализированы, выпьем за очаровательно бесцельное времяпрепровождение в приятной компании!

Приходит прапор со службы домой, жене командует:
– Жрать давай!
Та плаксиво:
– Вась, да пожалей ты меня! Я замоталась вся, не присела даже ни разу за целый день.
Пощадил жену прапорщик:
– Не присела говоришь? Щас мы это поправим! Приседания начи-най! Раз-два! Раз-два! Раз пятьдесят тебе хватит, или побольше?
За мужей, которые нас жалеют!

– Если я, командир полка, ваш отец, то мать ваша кто? Правильно, полевая кухня.
За родителей!

Синкретизм обособленности и триумфальной ассоциации с присущей им яркой полифонией бытийного сознания спонтанно возносит мою рюмку вверх!

– Солдат, он тоже добро иной раз понимает! Вот я, хоть и полковник, а показал одному рядовому, как надо правильно портянки наматывать. Так он меня за это шнурки на ботинках завязывать научил.
За доброту!