А вот плакать и волноваться молодой маме никак нельзя.
Страховой агент.

А вот это провал. Это крах. И наши ничего не будут знать.
Штирлиц.

Барбара, принесите, пожалуйста, воды. Ей и мне. И если есть сердечные капли, влейте в стакан. – Сколько ей надо капать? – Не ей, а мне.
Рольф, Барбара.

Беременность делает красивой любую женщину.
Кэш.

Беспощаден к врагам Рейха.
Автор; во всех хар-ках.

Будем говорить?.. Будешь говорить?..
Рольф.

В общем, дело тухлое, но постарайтесь его покопать.
Мюллер.

В этой сигарете была ампула с ядом.
Автор.

Важен только результат, а кого погладят по головке и кому дадут конфетку, в этом ли суть?! – Я не люблю сладкого!
Шелленберг, Мюллер.

Вам не помешает на недельку съездить в Инсбрук. Там казино работают, и юные лыжницы по-прежнему катаются с гор.
Штирлиц.

Вот с этого и надо было начинать. – Мне лучше знать, с чего начинать.
Штирлиц, Мюллер.

Вот эти пальчики… мы обнаружили на чемодане, в котором русская радистка хранила свое хозяйство. И вот на этот вопрос вам будет ответить труднее всего.
Мюллер.

Время пока терпит. – Почему пока? Время просто терпит. – Время пока терпит.
Штирлиц, Мюллер.

Все вы боитесь получить взбучку от старика Мюллера.
Мюллер.

Все они хотят быть похожи на фюрера, – подумал Штирлиц.
Автор.

Все: ученые, писатели, артисты-по-своему невменяемы. К ним нужен особый подход. Потому что они живут своей, придуманной ими жизнью.
Штирлиц.

Вы много пили? – Совсем не пил. – А почему у вас глаза красные? – Я не спал. Было много работы…
Кальтенбруннер, Мюллер.

Вы плохо выглядите. – Хорошо еще, что вообще живу.
Штирлиц, Мюллер.

Вы слишком много знаете. Вас будут хоронить с почестями после автомобильной катастрофы.
Шелленберг.

Вы так убежденно уверяете меня, что человек произошел от обезьяны, как будто вы видели эту обезьяну, и она что-то шепнула вам на ухо.
Шлаг.

Выпить хотите? – Нет, спасибо. – Что вообще не пьете? – Боюсь, что вам известен мой любимый коньяк. – Не считайте себя фигурой равной Черчиллю. Только о нем я знаю, что он любит русский коньяк больше всех остальных.
Мюллер, Штирлиц.

Габи, как шахматный партнер вы меня не интересуете.
Штирлиц.

Где была правда, там была правда, а сейчас вы начинаете бабьи игры. Не выйдет! Вы сунулись в мужское дело, и фокусы тут не проходят.
Рольф.

Гиммлер знал, что Шелленберг курил только “Кэ-мэлл”и никаких других сигарет не признавал.
Автор.

Говорят, теперь дорого лечится это… грипп.
Клаус.

Греки научили меня запивать крепкий кофе холодной водой. Хотите попробовать? – Я ни разу не пил кофе с холодной водой. – Это занятно. Контраст температуры и вкуса создает особое ощущение, и меньше нагрузка на сердце.
Хозяин явочной квартиры, Плейшиер.

Группенфюрер, на стакане, на чемодане русской разведчицы, на трубке телефона спецсвязи были пальцы одного человека – штандартенфюрера СС Штирлица.
Шольц.

Действия и поступки – одно и то же.
Мюллер.

Для того, чтобы побеждать врага, нужно знать его идеологию, не так ли? А учиться этому во время боя – обрекать себя на поражение.
Штирлиц.

Если ошибутся и схватят больше, чем надо, я их извиню. Главное, чтоб не пропустили ту, которую я жду.
Мюллер.

Живите спокойно в своем лесу. Это были наши люди.
Мюллер.

Запоминается последняя фраза – это Штирлиц вывел для себя, словно математическое доказательство. Важно, как войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхода из разговора.
Автор.

Запомните этого человека. Отныне вы будете водить его повсюду. Желательно даже из сортира в умывальню.
Мюллер.

И ты порой почти полжизни ждешь, когда оно придет, твое мгновение.
П/ф.

Из всех людей, живущих на земле, я больше всего люблю стариков и детей.
Штирлиц.

Информация к размышлению…
Автор.

0