Уложил свои игрушки,
Миску, коврик, поводок,
Не забыл на всякий случай,
Очень вкусный сух–паёк.
Эти вещи пригодятся,
В новом доме мне всегда,
Если честно, я б от мамы,
Не уехал никогда..
Хоть и грустно расставаться,
Я держусь , я не скулю,
Не хочу расстроить маму,
Я ведь так её люблю!
На душе скребутся кошки….
В дверь звонят – уже за мной?!
Почему же я, из дома,
Должен ехать вновь – домой?
К новым людям, незнакомым,
Где меня давно уж ждут,
Обещают мне заботу,
Ласку, корм, тепло, уют.
Я надеюсь, там, за дверью,
Буду так же счастлив я,
Будет , любящей, надёжной,
Моя новая семья!

Мама, папа, ну пожалуйста!
Вы купите мне собаку!
Обещаю сам, без шалостей,
Утром с ней гулять по парку.
Стану мыть ей уши, лапки,
И учить командам разным,
Приносить к порогу тапки,
Быть послушным и отважным.
Если к нам заглянут мыши,
Напугает их до смерти!
С кошкой в доме, может, тише,
Но щенок нужней, поверьте!

Для чего собаке попа?
Чтоб ее по попе хлопать,
Чтоб моститься на диван
Очень нужен тут кардан.
Для чего собаке зубы?
Ну а как мы без зубов?
Улыбнулась хулигану
-хулиган бежать готов!
Для чего собаке нос
-самый главный наш вопрос!
Так, кто там хихикнул: шнобель?
Обозвали носик мой!
Мокрый, кожаный и черный
-замечательный такой!
Им везде и все удобно
-и понюхать, и спихнуть,
И еще есть примененье
-им под ребра маму ткнуть.
Для чего глаза собаке?Это зеркало души!
Византийские озера
-заглянул и не дыши!
Лучше сразу дай кусочек…
или даже лучше пять.
А не то сейчас, заплакав,
на диван уйду страдать

“Доберман мой, доберман! –
Мой любимый хулиган,
Чуткий, преданный и строгий –
Ты – собака – не обман!
Потому что доберман –
Мой волшебный талисман!
Заведи себе такого, все тогда поймешь и сам!”

Ищу жену. Высокий, сильный, стройный,
В еде разборчив, но не чересчур.
Коль не тревожить, то вполне спокойный,
Спортивный, ловкий, быстрый, как лемур.
Люблю лесные, долгие прогулки,
охоту уважаю и бега.
Со мной не страшно в темном переулке
случайно натолкнуться на врага.
Не агрессивен, интеллектуален,
Привязан к дому, буду и к жене.
Хочу детей. В любви я гениален,
Коль нам дадут побыть наедине.
Люблю природу, кошек ненавижу,
дом – небольшой, но разве в этом цель?
Ищу я ласки. Мухи не обижу!
Окрас черноподпалый. Доберман. Кобель.

Я ехал в лифте. Вдруг открылись двери,
Вошла мадам с большим мохнатым псом.
Я в угол лифта спрятался скорее
И замер там с испуганным лицом.
Но поиграть собачка захотела
И стала мне на плечи лапы класть,
Меня прижав своим громадным телом,
Открыв свою чудовищную пасть.
Я, как остолбенел; стоял с опаской
Пошевельнуться, лишний сделать жест:
Она ж меня проглотит, как колбаску,
Не поперхнувшись, в три укуса съест.
И тут она меня лизнула в щёку
Своим шершавым тёплым языком.
Меня прошибло потом, словно током,
И в горле вдруг застрял тяжёлый ком.
Не помню, как нашёл в себе отвагу;
Видать от страха впал в безумный бред;
Ту страшную, огромную собаку
Лизнул я неосознанно в ответ.
Собака завизжала от восторга,
Запрыгала, сорвалась с поводка…
А дама на меня взглянула строго:
– Мужчина, не нервируйте щенка!

За что любить собак? Да, в общем-то, вы правы…
За сгрызенные тапки, за слюни на руках?
За лужу под столом, куда босая встала…
За то, что в выходной не выспаться никак?
А может быть за то, что ей лишь безразличен
И твой размер груди, да и любой размер…
Насколько ты умен, успешен и приличен…
Сантехник ли, актер, иль бомж ты, например…
За то, что без тебя не ест и не играет,
На тапочках в углу свернувшись у двери,
За то, что лишь тебе безмерно доверяет
И кость свою и жизнь – захочешь – на, бери…
Сорвешься на нее, ведь жизнь – такое дело…
Она не зарычит, не вспомнит всех обид…
А смотрит на тебя, как будто пожалела
Тебя, тебе ведь плохо… И сразу все простит…
Несет любимый мяч и лапою толкает,
Мол, не грусти хозяин, все будет хорошо…
И знаешь, что смешно? Что это помогает…
А в общем-то и правда… Действительно, за что???

На поляне в воскресенье собираются собаки,
между елками и псами гордо реет дрессировщик,
мрачный, будто бы с похмелья.
Вот он хмурится сурово, на часы свой взгляд бросая,
и кричит: “Всё! Начинаем!”, и еще три ёмких слова.
В этом крике – жажду пива и надежду на способность
выполнять все так, как скажут,
слышат псы и их владельцы.
Вот дурными голосами заорали стаффордширы,
ведь назвать собачьим лаем этот крик никак не можно.
И овчарки тоже стонут в предвкушеньи ЗэКэЭса.
Им, овчаркам, все едино – в пасть хватают, что попало!
Лабрадор, попав случайно, в эпицентр грозной битвы,
недоступной пониманью пацифистов, разрыдался.
Нервный добер, робко пятясь, жирным задом сбил хозяйку.
Родословную собаки все прослушать были рады.
Очень черные терьеры, в бороде улыбку пряча,
чтоб владельцев не расстроить, рвутся в бой вступить немедля.
Вот несется дрессировщик в рукаве и с толстой палкой.
Мы его привычки знаем, он у нас большой затейник.
То замрет он за кустами, то как выскочит из леса,
и давай орать и бегать, и размахивать руками!
Все орут – собаки, люди! Шум такой стоит, хоть уши
затыкай. И в этом шуме реет смелый дрессировщик.
Он бесстрашно тычет в пасти злобным псам рукав
и знает – да, уверен! – не укусят.
-Дурят! Снова дурят! – псы вопят и жаждут крови.
Дрессировщик же зловеще раздувает пламя злобы и кричит собакам в морды:
– Что, блин, взяли? То-то, дуры!!!

Сегодня утром мой любимый пёсик
(когда я полусонная была)
Мне задал ненавязчивый вопросик:
«Хозяюшка, а, как твои дела?»
Я, потянувшись, Тузику сказала:
«Дела мои, похоже, не плохИ.
Шедеврик родила под одеялом!»
И начала читать ему стихи.
В них было всё: «экраны дней», «разлука»,
И «черный креп», и «смерти зеркала».
А пёс бубнил: «Какая ж это мука.
Ну, на хрена спросил я про дела?»
Я ж три часа читала, в окна глядя,
Но прервала стихи коротким «Ай!»
Скотина–пёсик в комнате нагадил,
Сказав: «Спасибо. Больше не читай».

На прогулку он выходит
Начинается проказ
То перчатку сдернет лихо,
То он мячик отберет.
Шины очень привлекают
Все он тащит к нам домой
На площадке возле двери
Не попасть соседу в дом.
Он веселый непоседа,
Очень любит пошалить,
И поэтому за ним нам,
Надо очень уж следить.
Папе он всегда поможет,
Если занят он в делах,
То отвертку он утащит,
То он провод подгрызет
Шкаф откроет очень лихо,
Если мы забыли ключ.
И потом когда приходим,
Вещи ищем по углам.
Но когда он засыпает,
К верху пузом на тахте,
Тихо в доме наступает.
Ведь ребенок спит уже.