Я согласен – и впредь не платите,
Пусть шатает меня на ходу,
Не давайте житья, не кормите,
Всё равно на работу приду.
День аванса, – нет траурней даты,
Просто нет его в этом году,
Задержите еще и зарплату,
Всё равно на работу приду.
Отдыхать никуда не поеду,
Это море имел я – “в виду”,
Голый чай и сухарик к обеду,
Всё равно на работу приду.
“Премиальных” мне вовсе не надо,
Я фигуру свою берегу,
Не нужны никакие награды,
Всё равно на работу приду.
Ничего, что одежда помята,
Я не вру Вам, имейте в виду,
Если “вход” для меня будет платным,
Я “в кредит” на работу приду.
Я приду, даже если затменье,
О морозах зимою забуду,
Даже если в мозгу помутненье,
Я ПРИДУ! НО РАБОТАТЬ НЕ БУДУ!

Я работы не боюсь,
Но пока бомжую.
Быть рабом не тороплюсь
У властей буржуев!

В понедельник по утру
Я всегда чего – то жду.
Жду чего – то неземного,
Жду красивого такого.
Чтобы с виду было вкусно,
Чтобы не было мне грустно,
Чтобы тёплая была,
Чтоб с улыбкой навсегда.
Чтобы было не едой,
Доброй была, а не злой.
Ну и где мне это взять?
Надо голову ломать!
А ко мне с утра пришла,
Ящик грусти принесла.
С волосами и большая,
Страшная и деловая.
В стразах ярких и в мехах
И с колючками в ушах.
Страх наводит, охлаждает,
Всех в ошейник запрягает.
Всем тут страшно, все молчат,
Распугала всех котят.
Из угла вдруг крикнул кто – то:
“Прячьтесь все, идёт РАБОТА!”

Конечно. Да. Естественно. Ну что Вы!
Всё сделаем. Запомнил. Передам.
Да, записал. Расчёты? Да, готовы.
Конечно, Вы. Конечно, только Вам!
Стараемся. Успеем. Безусловно.
Нам – премию? За наши-то грехи??
И что сказала Клавдия Петровна?
Прекрасно… В смысле – дура. Хи-хи-хи.
Не сомневайтесь. Выполню. Так точно.
Работаю как вол – не сплю, не ем.
Но если надо – мог бы сверхурочно…
Когда? В субботу утром? Без проблем.
Не затруднит. Да, доложу попозже.
Нисколечко! Совсем наоборот!
Я тоже рад! Спасибо! Вам того же!
(кладём трубку)
Иди ты в ж*пу, старый идиот…

Ну, а понедельник –
Тот еще бездельник!
После громких выходных,
Шашлыков и бань, и дач …
После проводов родных,
На работе, хоть ты плачь!
Голова клонится долу,
Ноги шаркают по полу,
Зависает даже комп-ИК…
К пиву тянется рука,
Побыстрей бы день закончить
Да домой – живой пока…

Пришел запрос из ЗООмагазина,
Мол штат заполнен тут не до конца,
Такая вот печальная картина,
Прислать просили САМКУ ПРОДАВЦА…

У каждого дела запах особый.
В булочной пахнет сгоревшею сдобой.
Мясом протухшим пахнет мясник.
Газом угарным пахнет печник.
Пахнет молочник прокисшей сметаной.
Пахнут шахтеры горелым метаном.
Пахнет газетчик как дохлая утка,
Как парфюмерный отдел ” проститутка.
Пахнет хирург неудачным наркозом.
Пахнет доярка вечерним навозом.
Содранной шкурой пахнет скорняк.
Ассенизатор… Знаете как.
Пахнет кухарка капустою кислой.
Пахнет сестра медицинская клизмой.
Тещи, как правило, пахнут блинами,
Все на таможне – большими деньгами.
Пахнет партиец как красные флаги.
Нянечка пахнет подгузником Хагги.
Пахнет сапожник густым гуталином,
А популярный певец – кокаином.
Консул английский пахнет овсянкой,
Школьный учитель разит валерьянкой.
Пахнет несвежим солдат сапогом.
Пахнет горячим браток утюгом.
Пахнет ревматик озокеритом.
Пахнет любитель рывков динамитом.
Килькой в томате пахнет турист,
Йодом с зеленкой спортсмен альпинист.
Пахнет священник святою водою.
Пахнут раввины кошерной едою.
Азбукой Морзе пахнет радист.
А героином контрабандист.
Нефтью разлитой пахнет моряк.
Лишь программисты … не пахнут никак

Наш дом, как пчелиные соты,
Гудеть начал в самую рань…
Еще два часа до работы,
А значит печали забань…
А значит не думай о страхе
За эти сто двадцать минут,
Что скоро на офисной плахе
Тебя, словно жертву, распнут…
Мне чайник насвистывал ноты
Каких-то забытых баллад…
Еще два часа до работы
И очень я этому рад…
Свободною птицей сто двадцать
Минут мне парить в небесах…
И к девочке сонной прижаться…
И свой маневрировать пах,
Чтоб взять ее сочные доты
И страстный чинить геноцид…
Еще два часа до работы,
А я неумыт и небрит…
Отбросив развратные планы,
Смотрю на часы и дрожу:
По спринтерски, как тараканы,
Минуты бегут, просто жуть!!!
Истек уже час… Нервы – струны
Готовы сфальшивить аккорд
И слезно молю у Фортуны
Меня взять обратно на борт…
Вернуть выходных панорамы
И взять понедельник назад!!!
Ведь нету печальнее драмы –
За мизерный ехать оклад
На службу в вонючей маршрутке,
Полгорода избороздив…
Замрите часы и минутки!!!
Верните в сердца позитив!!!
А всюду такие же тушки
Работать бредут не за понт…
И цвета кокосовой стружки
Рассвет поглотил горизонт…
Рабы понедельничной смуты
Идут сквозь пургу и метель,
Считая часы и минуты,
Когда рухнут дома в постель!!!

Сижу на работе и делаю вид,
Как будто меня это очень бодрит,
Как будто бы мне, ну, совсем наплевать,
Что едет начальство на юг отдыхать.
Подумаешь! – солнце, морской бережок.
Зато у меня на обед пирожок,
С ним разве тягаться прохладной волне?
Вот, кстати, и солнце есть – рядом, в окне.
От солнца не спрячешься на берегу,
А я жалюзЯми прикрыться могу.
Об этом курортнику только мечтать –
Чтоб солнце включать, а потом выключать.
Подвластен мне в офисе всякий каприз –
В розетку кондишн – пожалуйте – бриз!
Ботвою тропической полны горшки.
Опять же – прям в руки несут пирожки.
Ну чем же, скажите мне, не благодать –
Вот здесь, на столе безнаказанно спать?

НАЧАЛЬНИК», «ШЕФ» – прекрасные слова!
И пусть от них мигрень и несварение,
Но смотрим мы на Вас с благоговением,
Вы фирмы нашей – мозг и голова!
Дружище, не стучите кулаком,
Бросая нам знакомую тираду:
«Мол, неучи! Мол, плохи мы во всём!
Мол, о работе больше думать надо…»
Ведь мы и так, не требуя наград,
С утра до ночи, рук не покладая,
И о семье порою забывая,
Работаем на Вас…. А результат?
За что? За что ужасная расплата:
Урезаны надбавка и зарплата???
И день рабочий жёстче и длиннее,
А вы, о, вождь наш, с каждым днём всё злее…

Товарищи! Быть может есть микстура,
Чтоб успокоить шефа-самодура.

Когда у шефа в кабинете форс-мажор,
А с ним теперь бывает это крайне редко,
Пиши стихи, веди душевный разговор,
Ему наставь рога с его подругой Светкой!

Пришел с женою на корпоратив…
Я бы не брал, но так решил директор:
Чтоб семьями сдружился коллектив,
И, так сказать, в труде и жизни – вместе.
Жена в восторге! Ведь теперь она
Увидит всех, что знала по рассказам:
“А рядом с генеральным-кто? Жена?”
“Нет… Лена… Завотделом по продажам.”
“А кто жена?” “Да он тут без нее”.
(Сам для себя он сделал исключение).
“А Лены муж?” “Так вот он, ё-моё!
С юристом нашим- Аллою Андревной”.
“Они любовники?” “Ну как тебе сказать…
Тут сложно все…Такая селявуха….
Вот, например, бой-френд секретаря,
А вот любовницы завгара и главбуха”.
“А мне свою не хочешь показать?”-
Шутя толкнула в бок меня супруга.
И только я хотел жене соврать,
Как вижу-к нам плывет моя подруга!
И, чмокнув меня в щеку, между прочим,
Жене представилась,присела к нам за стол,
Продемонстрировав к своей улыбке сочной
Все свои сто-на семьдесят – на сто!
Я казни ждал. Или – салатом в морду!
Почти что слышал смех своих коллег…
Но тут жена мне прошептала гордо:
“А наша-то! Ведь наша – лучше всех!”