В груди моей Везувий так и глаголет!

Деньги за год уплачены, надо было за них отсидеть!

Какой я Серко! У меня собака была Серко, и ту я прогнал со двора, что так погано дразнили.

— Мне так жутко это слушать, аж сердце тепается. — Пусть тепается, пусть тепается! Моя кукушечка!

Мое сердце распалилось, как щипцы, пока я дошел до вас.

Не испугались и мы вас. Руки короткие. — До такого носа, как твой, я и такими достану.

Ну и что, что барышня, это ничего, это ж чистые пустяки.

Простота не грех.

Пусть старики себя вспоминают, а молодые — на ус намотают.

Серко дает за свою Проню десять тысяч, вот я и хочу жениться на них.

Смерть как я влюблена, аж горит в середке!

Только не подумайте удирать, я и в Полтаве найду.

Хватит дочке жить так, как мать живет, чтоб каждая тебя ругала, гоняла.

Хороша дивчина, но не для такого павлина.

Чудесной кралечке мой привет.


Я с ним на Крещатике такой павой сяду!

Я скоропостижно хочу жениться на них, и они согласны.

Я смерть люблю такие романы, про такую любовь, чтоб как смола, кипела!