Будьте мои мужем,
Я сварю Вам ужин,
Выглажу рубашки,
Выверну кармашки,
Помурлычу в ушко,
Лежа на подушке,
В сексе я развратная
Верная овечка,
Только завтра мы пойдем
выбирать колечко.
Отпущу с друзьями
Выпить кружку пива,
Встречу среди ночи,
В позе шаловливой.
Я наобещаю
Вам златые горы,
Мы сыграем свадьбу,
Очень, очень скоро.
Только Женщина, она
Существо продуманное,
До женитьбы обещала,
После передумала…

Кто сказал, что бабий век короткий,
Тот не знал про Женщин ничего…
Думал, утюги и сковородки –
Вот призванье женское и всё…
Кто сказал, что 40 – огорченье…
А за 50 – совсем беда.
Тот не знал, что Женщины цветенье
В эти начинается года…
Что она безумно хорошеет,
Словно вишня спелая манит.
Сердцем и душою молодеет…
На судьбу любовью ворожит.
Кто сказал, что бабий век короткий…
Посмотрите сами, как вам я?
Есть и утюги, и сковородки…
Есть вторая молодость моя.

В словах застыло раздраженье,
В глазах холодный нервный блеск.
Порывисты ее движенья,
В эмоциях сплошной гротеск.
И на вопрос простой и робкий:
“А есть, любимая, поесть?”
Летят об стену сковородки.
Там вмятин столько, что не счесть.
А как вчера все было классно:
Любовь и ласки до зари…
…К ней подходить теперь опасно –
Пришли критические дни.

Наш бабий век, увы, не долог,
И потому так сладок он.
И начинается “за сорок”
Прекрасный, бархатный сезон…

Под вечер, еле ковыляя,
Таща в руках мешки с едой,
С работы тетка молодая
Брела по улице домой.
“Картошка, лук…- она шептала,
Сосиски, майонез, кефир,
Треска, конфеты, булка, сало…
Да вроде все взяла…
А сыр?! Да нет и сыр купила тоже…”
С трудом давался каждый шаг.
Вновь перечислила и все же
Не успокоится ни как,
И вот в подъезд она заходит.
Маньяк навстречу ей шагнул!
Глазами жертву он находит
И плащ эффектно распахнул !
А под плащом – нагое тело
Ей демонстрирует свое!
На тело тетка поглядела
И вдруг сказала “Ё-МАЁ…”.
Устало сумки опустила
И продолжает говорить:
“Вот, дура старая – забыла…
ЗАБЫЛА ЯЙЦА Я КУПИТЬ!!!”

Будильник утренний очнулся:
“Вставай, лентяйка, встрепенись!”
Мужчина рядом шевельнулся…
Его не знаю… ЗА-ШИ-БИСЬ!

“Сегодня праздник у девчат,
Сегодня будут танцы”,
И дефиле, и променад,
И судьи-иностранцы.
Стоят девчонки, стоят невесты
И стринги свои теребят,
Потому, что в модельном агенстве
Заграницей работать хотят!
Но все в модельки не пройдут,
А только длинноножки.
Грустят девчата и ревут,
И не едят картошки.
И ни пирожных, ни сдобных булок,
Ни сладких конфет не едят.
Ни-че-го, чтоб не портить фигурок,
Лишь петрушку, укроп и салат…
А в зале юноши сидят,
Один другого краше!
И щёки девичьи горят,
Танюш, Наташек, Машек.
А парни, даже сказать неловко,
Совсем не глядят на девиц,
Потому что в столичной тусовке
Каждый третий стилист-визажист…
Очень жаль, что в столичной тусовке
Каждый третий стилист-визажист!

Под дорогие вина жизни нашей,
Под действием минут, часов и дней,
Все женщины становятся не старше,
А опытней, опасней и вкусней!

У кого морская свинка,
У кого персидский кот –
Волосатая скотинка
По домам у всех живет.
Если нет у вас скотинки,
И довольно скучно жить…
Волосатого мужчинку
Попытайтесь приручить!

Сказал мужик, потягиваясь сладко:
– Ты у меня девятая – “Девятка!
Девица отвечает, сквозь зевоту:
– Ты Мерседес – ведь ты ж мой шестисотый!

Напившись у моей подруги Насти,
Мы спорили, мужик чей “мужикастей”.
Сказала “ты”, чтоб все они взбесились,
Но из пяти, ЧЕТЫРЕ СОГЛАСИЛИСЬ!!!???
А я смолчала, зубы стиснув прочно,
Чтоб не сболтнуть, что ТОЖЕ ЗНАЮ ТОЧНО…

Девиц в авто ленивый лишь не хает.
Мне всё равно! Вцепившись крепко в руль,
Педали жму – Шумахер отдыхает! –
Дорожный не угонится патруль!

Истину из практики мы знаем:
Женщинам по-разному везёт,
У одной мужик – домохозяин,
У другой, увы, домохозёл.

Вот прихожу уставшая с работы,
Ложусь в свою любимую кровать,
И перед сном так хочется чего-то,
Так почему бы мне не помечтать?
Вот был бы муж, такой родной, любимый,
Лежал бы тут он и дышал в плечо,
И ласково ножищами босыми
Толкался б, сунув руку под бочок.
Да, был бы муж, сейчас храпел бы рядом,
Носки б свои по дому разбросал,
На кухне учинил бы беспорядок,
А, может быть, устроил мне скандал,
Кричал бы, что готовлю я хреново,
И пива не купила на обед,
Что я лентяйка, стерва и корова,
И что меня глупей, скотины нет!
Орали б перепуганные дети
И всем уже бы было не до сна…
Расстроили меня мечтанья эти,
И я спокойно дальше сплю одна…

Вот, вроде бы совсем недавно,
Мужчины брились ради дам.
Но времена так изменились –
И дамы бреют тут и там…


Проснулась утром. В голове набаты,
Во рту – как съела непонятно что…
Храпит под ухом кто-то лысыватый…
– Мужчина! С добрым утром! А вы кто?!

Ужасом охвачена, я сижу в шкафу,
Вот рывок на корточках, прячусь за софу.
Дрожь по всему телу, по спине льет пот,
Дальше, по пластунски, вползаю под комод.
Трусики промокли, сердце где-то в пятке,
Я не сумасшедшая, не играю в прятки.
Не война на улице, не землетрясение,-
В зеркале увидела своё отображение.
Не могу привыкнуть, вам должна признаться,
Очень я красивая, что можно испугаться!

Мечтала я о рыцаре отважном,
С копьём в руках и на гнедом коне.
Ты появился без копья… Неважно!
(И цвет коня совсем не важен мне).
Мечтала я о шлеме и кирасе,
И алой сбрУе, видной за версту.
Ты оказался толстым, седовласым…
Пришлось мне скорректировать мечту.
Ты смел в моих мечтах был и бесстрашен,
И храбрым был, и крепким, как скала!..
Побит был в пьянке ты соседом нашим,
Но и таким тебя я приняла!
Тебя ждала с кольцом и розой алой,
А ты сорвал ромашку во дворе…

Сердечно, откровенно и не вчуже,
Открыто, наяву ли, иль во сне
Завидую я собственному мужу:
Как счастлив он женатым быть на мне!
Да мало ли, о чём я там мечтала!
Иди, моё чудовище, ко мне!!!

Очень сложно быть блондинкой –
Милой девочкой-картинкой,
Пить Мартини вместо водки,
Разговаривать про шмотки.
Тратить деньги на блестяшки
И всегда носить в кармашке
Мятный орбит для дыханья,
Чтоб заслуживать вниманья.
Одеваться очень модно
И вести себя свободно,
Не читать хороших книжек
Чтобы не пугать мальчишек.
Штукатурить нос слоями
И мечтать пожить в Маями.