Поделись улыбкою своей, и ее тебе не раз еще припомнят.

Апрель — это когда на одной остановке стоят женщина в шубе и парень в майке.

Странная закономерность — чем ближе к зубному кабинету, тем зубная боль все меньше.

Правильно воспитанная совесть никогда не грызет своего хозяина!

У каждого человека, который обгорел на солнце, обязательно есть друг, который хлопнет по спине и спросит как отдохнул.

Чтобы пробить стену лбом, нужен или большой разбег, или много лбов.

Это был один из тех пирогов, которыми мечтают стать поросята, когда вырастут. Терри Пратчетт

Этот человек выглядел так, будто являлся прямым потомком штопора. Терри Пратчетт

Мой разум холоден, как лысый мамонт. Терри Пратчетт

Когда человек просит повторить фразу, которую и так прекрасно расслышал, но которой до крайности взбешен, это означает, что войска начали приходить в боевую готовность. Терри Пратчетт

“Кто же асмелится выступить против Зла, тваримого ва имя Мира и Щастья?” Терри Пратчетт

В Хаосе время от времени встречаются по—настоящему классные узоры, которые здорово смотрятся на футболках! Терри Пратчетт

В общем, у нас большой опыт отсутствия опыта. Терри Пратчетт

Ибо земля вдруг начала подрагивать. Шут был твёрдо уверен, что подрагивание не входит в привычки нормальной земли. Терри Пратчетт

Всё это злостная клевета на ведьм, — заключила Маграт. — Мы живём в гармоническом единении с Природой, с её великим кругооборотом, и никому ничего плохого не делаем. Я предлагаю бросить их в котёл с расплавленным свинцом. Терри Пратчетт

Если муж постоянно ищет в жене недостатки, то ее достоинства найдет другой.

Логика в которой нет никакой логики — женская логика.

Вы не имеете ничего против или вы против, потому что вы ничего не имеете?

Работа не волк. Зато начальник — зверь. В. Коняхин

Мужчины её интересуют исключительно в позиции «штаны застёгнуты, руки по швам, в глазах — бескорыстная преданность». Макс Фрай

Я тебе не судья, но, по—моему, целовал ты её очень крепко. Крайне поцелуйно получилось. Терри Пратчетт

Неверно утверждать, что алхимики ненавидят других алхимиков. Зачастую, они даже не замечают их. Или принимают за моржей. Терри Пратчетт

— То есть смесь страха, восторга и непонимания того, что нужно делать: плакать, смеяться или писать в штаны? — ДА, ИМЕННО ЭТО Я И НАЗЫВАЮ ИСТИННОЙ ВЕРОЙ. Терри Пратчетт

Пронизывающий взгляд обратился в его сторону. Он решил не отводить глаз, почувствовав себя ночным кроликом, пытающимся пересмотреть фары шестнадцатиколесного гоночного автомобиля, водитель которого — наркоман кофеина длительного действия, выводящий из строя тахометры самой преисподней. Терри Пратчетт

— ТЫ, СЛУЧАЙНО, НЕ СЛЫШАЛ О ЗАЛИВЕ МЭЙНТ? — донесся из неведомых далей его голос. — Нет, сэр. — ТАМ СЛАВНОЕ КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ. — Было? — БУДЕТ. ЕСЛИ Я СУМЕЮ РАЗЫСКАТЬ ЭТО ЧЁРТОВО МЕСТО. Терри Пратчетт “Мор, ученик Смерти”

Забавная штука эти ресницы, — размышлял он после окончания эксперимента. — Ты их не замечаешь — пока не лишишься. Терри Пратчетт

Одинокие заядлые алкоголики всегда создают вокруг себя некое ментальное поле, обеспечивающее им полную независимость от окружающей среды и изолированность от оной. Терри Пратчетт

— И вовсе не обязательно было пинать меня! — прошипел Эрик, когда хозяин удалился к себе за стойку. — Ты совершенно прав. С моей стороны это был абсолютно добровольный жест. Терри Пратчетт “Эрик”

— У него ничего не вышло. Единственное, что он заполучил, так это невралгию. — А это что такое? — Это демон, который постоянно вызывает у тебя головную боль. Терри Пратчетт

Мам, да пойми ты, каблуки придумали мужчины, чтобы женская задница выглядела сексуальней. А мы не могли бы убежать от них!

Восемь часов утра. В это время пьяницы пытаются либо забыть, кто они такие, либо вспомнить, где живут. Терри Пратчетт