Ты снова, мой любимый, просишь жрать…
А я больна… и дико ломит поясницу!
Я дам тебе рецептов книгу почитать…
Муж почитал… сожрал на завтрак пятую страницу…

Тебе желаю в день рожденья
Не просто кайф тупой ловить –
Побольше счастья, наслажденья,
И яркой солнечной любви.
Неразделенной … Разделенной –
Бывает всякое в судьбе.
Ты будь влюбленным,
Будь влюбленной –
Заслужишь ты любовь к себе!

Как однажды летним денёчком
Пень-олень скакал по пенёчкам.
Наблюдали за ним в испуге,
ох, и ушлые журналюги…
А потом, когда наскакался,
с прессой Пень-олень пообщался.
Умирала прям-таки пресса
от огромного интереса.
Кто предшественник Пня-оленя?
Не Бандера и вряд ли Ленин:
чересчур уж честные оба…
Вероятно, товарищ Коба.
И даёт олень в купол даме
не копытами, а судами.
Так окончу вместо морали:
корчевать пеньки не пора ли?!

Стихи, приколов что полны,
Нам дарят чувство новизны,
Ведь не всегда слова любви,
Зацепят струны вдруг души.
И вот прикол – это легко,
Запомнят точно все его,
Быть креативным круто очень,
Твори приколы днем и ночью.
Чтобы среди ненастных дней,
На свете стало веселей.
Ведь человек все строит сам,
Давайте верить чудесам!

Шутить и в жизни забавляться,
Нам нужно всем, что улыбаться,
Чтоб ярче солнышко светило
И хорошо всегда нам было.
Прикольные наши стихи,
Спасенье в грусти и тоски,
Скорее их ты прочитай,
Свои проблемы забывай.
Чтоб было здоров всегда,
Смеялась звонко детвора,
И люди всюду улыбались
И над приколами смеялись.

Прикольные стихи,
По жизни всем нужны,
Ведь чувство юмора,
Не лишнее всегда.
Спешите же шутить,
Всех радовать, смешить,
Чтоб было веселей
И душам всем теплей.
На свете нужен смех,
Он нам несет успех,
Здоровье и прогресс
И к жизни интерес.

Худышка будет холодна в постели.
Толстушка в дверь проходит еле—еле.
Весёлая окажется гулящей,
А с грустной — секс раз в месяц, и не чаще.
Та, что умна, обманет без труда.
Жить с глупой — тоже ерунда…
Вот и приходится, как ни крути,
Смотреть лишь на размер груди.

Нижайшим преклонениям нужна рука
Отколь не ведомо горит огнь
И непосредственно высокий лик
В гавно не блещет и
В управу соль
Вздыханием мы не поймем
Откуда нам достойный век
Но более вразы поймем
Сколь залихват и бесен век….

Каждый день — тому отдай,
И тому вон — тоже.
И живу я так всегда:
Всем чего-то должен.
Только сделал раз иной
Вывод я по жизни:
Коль живу в долгах давно,
Знать, я — долгожитель!

Свет мой, зеркальце, скажи,
Да всю правду доложи!
Я ль на свете всех тупее,
Бесполезней и пьянее?
Молвит зеркальце в ответ:
Ты придурок, спору нет,
Но живет на белом свете…
Здесь таких, как ты, две трети.

Наглядевшись на “Богатых” из киношки,
Захотела вдруг в подарок наша мать
“Пустячок”, с педалью: чтоб нажала ножкой,
И до сотни стрелку мигом разогнать!
На супруге в жизни я не экономил,
За неё отдам последние трусы!
И, семьей, собрав все деньги, что есть в доме,
Мы купили ей… напольные весы.

В рождество жена вернулась,
Словно солнце улыбнулась –
Вся румяная с лица,
В новой шубе из песца!
Крутит ключ от иномарки
И в багажнике подарки
Муж: “ОТКУДА?! Бл@довала?!”
“Нет, родной – колядовала!”

Моей знакомой лошади
Сегодня восемь лет.
Подарю я лошади
Цветов большой букет.
Лошадь их поставит в вазу
И не станет кушать сразу.

Если пол я подметаю,
Пыль до неба поднимаю,
Если стирку затеваю,
Всю квартиру заливаю.
Если мою я посуду,
Грохот слышится повсюду.
Бьются чашки, бьются блюдца,
Ложки в руки не даются —
У меня старание,
У бабушки — страдание.

На телеге едет врач,
Над телегой кружит грач…
Социолог властью нанят,
Чтоб узнал он, кто чем занят;
Задаёт вопрос врачу:
Что, мол, делаешь? – Лечу!
Обращается к грачу,
Ну, и тот в ответ: – Лечу!
Врач грачу кричит с телеги:
− Так, выходит, мы коллеги!


Очень-очень странный вид:
Речка за окном горит,
Чей-то дом хвостом виляет,
Песик из ружья стреляет,
Мальчик чуть не слопал мышку,
Кот в очках читает книжку,
Старый дед влетел в окно,
Воробей схватил зерно,
Да как крикнет, улетая:
Вот что значит запятая!

Я от любви почти что засыхаю,
Не помогают кофе мне, вода и чай!
И жажду утолить мою лишь смогут
Твой взгляд, улыбка, обращенье невзначай.
Беззвучно я молю меня заметить,
Красноречиво попадаюсь на глаза,
Ну, неужели сложно догадаться,
Что я люблю, и без тебя мне быть нельзя!

Мечтаю часто я о том,
Как мило было бы вдвоем
Ходить по дому босиком,
Плескаться в душевой потом,
Чуть приглушив на кухне свет,
Залезть тайком в большой буфет,
Наесться вдоволь там конфет
И, опрокинув табурет,
Шалаш устроить на полу,
Припомнив детскую игру.
Невзгоды превратив в золу,
Забыть про горести к утру.

Когда я стану старой теткой
И стервой злой наверняка
В кошмарных спущенных колготках,
К тому же чокнутой слегка,
Когда ходить я буду с палкой,
Чесать свой крючковатый нос,
Со старой выцветшей мочалкой
На голове вместо волос,
Ко мне негаданно нагрянет,
По злой иронии судьбы,
Мой долгожданный принц-засранец,
Мой гений чистой красоты.
Лишь глянет на меня вполглаза –
И пропадет любовный пыл…
Ему прошамкаю: «Зараза!
Подонок! Где ж ты раньше был?..»

Природу-дуру не обманешь
И чудеса не совершишь
И этот мир уже не втянешь
И не заменишь куш на шиш.
Наверно, надо быть красивым.
Но как остаться без добра?
А вдруг – невыплаты наживы?
А вдруг – пустые два ведра?
Вот тут живот и пригодится,
Когда наступит маета.
Ведь вещим словом, словом-птицей
И жизнь – синоним живота.