Как пахнут твои руки, МАМА!
Уткнусь лицом и пропаду…
От взрослой жизни я устала,
И гнусь тростинкой на ветру.
Я отдохну немного, МАМА,
И снова в путь, и снова в бой.
Я в этом мире не пропала,
Лишь потому, что ТЫ со мной…

Как-то помню на пляжу
Я в купальнике лежу.
Вдруг подруга в бок толкнула
И рукою в бок махнула.
Я гляжу – блин, эталон –
Шварц, Ван Дам, Ален Делон,
Тело – во! Загар на коже,
Даже мысль видна на роже.
Опускаю взор и вижу –
То, что видеть нужно ниже…
Блин, эротики кусок…
(Челюсть падает в песок)
А подруга с придыханием:
– Тань, ты обрати внимание!
Там см наверно 30!…
Это блин тебе не Витас…
Тут герой в песок садится…
В плавках нервно шебуршится…
(Замер на пляжу народ…)
И из плавок достает…
Сигареты прямо в пачке,
Деньги (словно из заначки)
Зажигалку и флакон
Пол-литровый с коньяком…
Плавки вмиг на нем опали…
Слышал б ты как бабы стали
С тихим стоном, с дрожью ног
Вновь ложиться на песок…
Я к подруге повернулась,
Ей лукаво улыбнулась
И сказала: “Верь рукам.
Щупай! Но не верь глазам.

Я такая лапочка! Я такая ЦАЦА!
На меня красавицу – не налюбоваться!
Я такая умница! Я такая Краля!
Вы такой красавицы сроду не видали!
Я себя любимую холю и лелею,
Ах, какие плечики, ах, какая шея!
Талия осиная, бархатная кожа!
С каждым днём красивее, с каждым днём моложе!
Зубки, как жемчужинки, с каждым днём прочнее!
Ножки – загляденье, с каждым днём стройнее.
Волосы шикарные, Вам и не мечталось,
На троих готовили, мне одной досталось!
Никого не слушаю, коль стыдят и хают.
Потому что ЛУЧШАЯ!!! Потому что ЗНАЮ!!!

Всегда легко обидеть мать,
Она обиду не заметит.
И только может вам сказать –
“Не простудись, сегодня ветер”.
Любите люди матерей,
Им в этой жизни мало надо –
Любовь и преданность детей
Для них превысшая награда!

У него есть ум и крутой характер!
У меня чулочки, кружевной бюстгальтер!
Он готов рискнуть, и во взгляде сила!
У меня есть грудь! Всё, я победила!!!

Смола как слеза на поленьях.
Вечерний загадочен свет.
Есть женщины в русских селеньях,
А в прочих селениях нет.
Зайдите в селенья Таити,
Селенья ЮАР, Шри Ланки,
Селенья Канады зайдите –
Повсюду одни мужики.
Нет женщин в селеньях Флориды.
Нет женщин в селеньях Мали.
И даже в снегах Антарктиды
Пока ни одной не нашли.
Пылают пожары в Техасе,
Но некому с криком: “Ахти!
Там Вася! Там пьяный мой Вася!” –
В горящую избу войти.
Надрался ямщик из Гаскони,
А кони возьми и ку-ку.
Кто? Кто остановит вас, кони,
В Гаскони на полном скаку?!
Трясут катаклизмы планету
Под радостный вой воронья.
Нет женщин – Вы слышите,
НЕТУ! В селеньях угрюмых ея.
А мы тут такие-сякие,
Все ищем ответ на вопрос,
С чего, мол, на баб из России
Такой потрясающий спрос?!

Мы, женщины, не только жизнь даём…
Но, прячась за мужскую спину, её ещё и подопрём…

Сегодня злая я, но есть на то причины.
Засуну лук и стрелы в попу Купидона.
Его просила сердце поразить мужчины,
А он опять попал в какого-то гонд*на!

Слабая женщина рано проснулась,
Слабой рукой покормила семью,
Слабыми ножками влезла на шпильки
И понеслась на работу свою.
Со слабою волей, терпением слабым
Уж завершен мозготрепства процесс!
Слабым торнадо бежит в продуктовый,
Втягивая, чтоб стройнее быть, пресс.
С взглядом горящим, чертовкой из ада,
Слабенько 10 кг. нагрузив,
Слабо хватает ребенка из сада,
Слабо на шпильках домой потрусив…
Дома еще все слабее, чем было –
Стирка, уборка, с ребенком борьба…
Вдруг от напряга слеза покатилась…
Что же ты хочешь – ведь ты же СЛАБА!

Жаль ребят… Но только, чья вина,
В том, что жизнь семейная поломана.
Стала жабой, говоришь, жена?
Так она была не доцелована.

Он обещал любовь, корону, платья,
Дворцы, брильянты, деньги, царский трон…
Ах, как же было хорошо в палате…
Когда в соседней жил Наполеон!

Отвели дочурку в сад –
Мама рада, папа рад:
Не мешает им никто
Делать это, делать то!
Можно спать до десяти,
На прогулку не идти,
Нож забыть на видном месте.
Выпить кофе граммов двести,
Можно что-то посмотреть,
Кроме “Маша и Медведь”!
На базар сходить за сыром
И убрать всю-всю квартиру!
Час прошел, и два, и три,
Что-то тягостно внутри.
Без дочурки в доме пусто,
Без дочурки в доме грустно.
Ну-ка папа, быстро в сад,
Возвращай дитё назад!
И опять дрожит весь дом…
Завтра снова поведем!

По судьбе моей пошли сплошные трещины,
Вновь у зеркала стою с усмешкой хмурою
И ищу в себе остатки Мудрой Женщины…
А оттуда нагло смотрит Дура-дурою…

Нет, почему в прекрасном сентябре,
Когда в душе звенит любви свирель,
Когда уже безлюдно на дворе,
Одна ложусь в холодную постель?
Ну хочешь, стану для тебя плотвой!
Могу стать окунем, могу стать даже щукой!
Глаза скошу и стану камбалой.
Уедешь еще раз и стану сукой…
Вернись домой, любимый рыболов!
Вернись, пока еще не кончен день!
Ведь дома ждет тебя большой улов –
Малечек-дочка и жена-таймень!

Но помни, что в один прекрасный день,
Добыв налима, судака и пелядь
Придешь домой с рогами, как олень
И обнаружишь, что супруга – стерлядь!

Ему на шею галстук повязала.
Красавец муж-то мой – как я не замечала?
А у меня на шее бусы из рубина,
Детишки, дом… и эта, в галстуке, любимая скотина.

Не хвалите, бабы, просто так.
Пусть мужик проявит ум, смекалку,
Пусть покажет, в чём же он мастак,
Окромя того, что кинуть палку!..

Я не блондинка. Не брюнетка.
Я не безе. Не шоколад.
Я просто дерзкая кокетка.
В крови которой сладкий яд.

А прынцы всё скачут и скачут,
А годы летят и летят…
Но тёти-прынцессы не плачут!
В засаде с арканом сидят!

С “цепи” я не срываюсь…
И “конура” чиста…
Не лаю, не кусаюсь…
Но сучка ещё та!