Чтоб в семье водилась дружба
Мужу многого не нужно.
Чтоб готовила, стирала,
Шила, мыла, прибирала,
Чтоб ребёнка накормила,
В магазин с утра сходила,
Накупила там продуктов,
Сыра-мыла, рыбы-фруктов.
И про пиво не забыла.
И сама домой тащила.
Чтоб прогладила рубашки
За собакою какашки
Убрала, воняют очень…
Что бы не храпела ночью.
Чтобы все свои помады
Не бросала, где не надо.
Или, может быть, бросала,
Но сама потом искала.
Чтоб, как стаффорд, не рычала
На носки, что под диваном.
Раз лежат – то значит надо.
Или молча убирала.
Радостно ждала с работы,
Борщ варила по субботам.
Чтобы все её подруги
Проводили все досуги
Не у нас, а где сумеют.
И пореже. И не с нею.
Сериалы не смотрела.
Чтоб за сборную радела.
Книжки умные читала.
Никогда не уставала.
Голова чтоб не болела.
И – ВСЕГДА! ВСЕГДА! – хотела.
Понимала и терпела,
Всё умела, всё могла,
В общем – женщиной была.

У лукоморья город чудный,
Ему уже за восемьсот.
Там днем и ночью кот приблудный
Русалок вдоль дорог пасет.
Там вовсе нет дубов зеленых,
Зато у оживленных трасс
Стоят в тени дубы в погонах
И зелень требуют от нас.
Там на журнальных на обложках
Баба-яга на курьих ножках –
Коль заплатила миллион,
Теперь она секс-эталон.
Там по двое юристы бродят
И делят власть напополам,
То песнь фальшивую заводят,
То сказки сказывают нам.
Ворюги там живут, не тужат,
Им прокуроры верно служат.
Чиновник там пред всем народом
Капусту рубит мимоходом.
Там олигарх над златом чахнет.
Там Русью даже и не пахнет.
Там мед хоть из казны течет,
Но нам не попадает в рот.

Пусть благосклонностью меня Он не одарит.
Я от сомнений (на мой счет!) – Его избавлю:
Ведь если кто – то по щеке меня ударит, –
Получит сдачи, но другой я – не подставлю!
Живу на свете не в лохматой волчьей шкуре
И не хожу свиньей по клумбам – ЭГО ради!
Со сводом совести и правил – все в ажуре!
Лишь нет желания – бродить овцою в стаде.
И, если не за что вымаливать прощенья
Ни перед кем, ни у кого и беспричинно
Не стоит – пепел (ожидая отпущенья!) –
На темя сыпать, душу мучить, что невинна!
С шампанским в дом тот – люди вряд ли соберутся,
Поклоны в страхе бьют, сраженные печалью!
Чтоб в лживый мир своих иллюзий окунуться
И на коленях верить в чудо, там, за далью.
Что прав -бессовестно отнюдь не утверждаю
И не со зла кого – то, думаю, обидел.
Но я – не с Вами! И причины – не скрываю:
Не верю в то, что никогда никто не видел!
Я верю в дружбу и любовь без слов крикливых
О той же дружбе и любви у перекрестков!
В тепло всех душ людей воистину счастливых
И в правду жизни без театров и подмостков.

Если спросят — Что дороже?
Любовь, родители, друзья?
Ты молча просто двинь по роже —
Такое спрашивать нельзя!

Каждая девушка вызывает желание…
Какое — зависит от состояния:
Слабая — только желанье жалеть,
Яркая стерва — желанье иметь,
Нежный цветочек — желанье любить,
Склочная — только желанье убить…
Необходимо лишь той дорожить,
Что вызывает желание жить.

Столетие промчалось. И снова,
Как в тот незапамятный год
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд…
Но кони – всё скачут и скачут.
А избы – горят и горят.

Я узнал что у меня..
Есть огромная семья:
Монитор, системный блок…
В сеть воткну я проводок…
Windows, небо голубое…
Ето всё моё, родное…
Без инета жить нельзя…
ЕТО РОДИНА МОЯ!!!

Ночь. Улица. Фонарь под глазом
Неясный излучает свет.
А дома ждут – жена-зараза
И.. мать ее!.. исхода нет.
Придешь – начнут опять сначала,
И повторится все, как встарь:
Вновь черпаком куда попало,
Аптечка, йод, второй фонарь…

В нашей жизни – то пламя, то лёд,
Пробки мучают день ото дня,
Я хотел подарить самолет –
Самолет ты купил до меня.
«Бентли», «бэхи» и джип «шевроле»,
Слышал я, где-то яхта плывет…
Я не знаю, чего еще нет
И к чему это всё приведет?
Банки, баржи и пара портов,
Фильмы – «Русское», также «Живой»;
Я боюсь раззадорить ментов,
Я ж не враг, я – единственный свой.
Посему и сверну эту речь,
И к подарку добавлю слова:
«Ты себя постарайся беречь,
Дорога нам твоя голова».
В этом шлеме тебе не страшны
Ни удары, ни боль, ни печаль…
Кстати, он и немалой цены,
Но на брата мне денег не жаль.

Эта меня мыла (вот зараза, не забыла!)
Что за гадство, не пойму,
Кто я ей -тупой Муму?
За мытье ей отомстил:
Пару чашек я разбил.
Слушал, как она визжала
На душе полегче стало.
В довершение к разору
Я содрал на кухне штору.
Долго прыгал, но достал:
Получилось! Оборвал!

Сталевар у домны грелся,
Дурью маялся шахтер,
На завалинке расселся,
Прохлаждаясь, комбайнер.
Часовой дремал на вышке,
А ученый за столом
Пыль сдувал с какой-то книжки,
Забавлялся баловством.
Стетоскопом врач игрался,
И рабочий у станка
Пел, плясал и развлекался…
Все валяли дурака!
Все ударились в безделье,
Кто в разврат, а кто в веселье…
И пропала бы страна!
Если б, отдыха не зная,
Честных рук не покладая,
Глаз правдивых не смыкая,
И косы не расплетая,
Не работала Она…

Повстречала я маньяка
Во дворе в недобрый час.
Он решил меня, собака,
Изнасиловать как раз.
Значит сбудутся желанья
Не маньяка, а мои!
Я неделю без свиданья
И физической любви.
Необъятным бюстом сильно
Я прижму его к стене.
“Ты любви хотел, насильник?-
Примени ее ко мне!”
Он от стpaха растерялся
Побледнел и весь дрожит.
Но в другом не облажался-
То, что надо-то стоит.
Я не стала тушеваться
И взяла его в захват.
Щас как будем целоваться,
Сексуальный психопат!
В общем, удалась нам встреча
Завтра я пойду опять
Сразу, как наступит вечер,
Маньяка себе искать!

Мама спит, она устала..
Быстро стянем одеяло,
Разрисуем маме пузо
(ишь ты, пузо с пол-арбуза!)
Может, разрисуем стены?
я ж художник офигенный!
Одеяло-то с цветами!
Тихо, не мешаем маме!
Ножницы неси скорее,
Вырезай-ка поровнее!
Тренируем скоренько
Мелкую моторику!
Мама спит, она устала..
Зябко ведь без одеяла!
Мы укроем маму шубой!
Жаль, подклад какой-то грубый..
Ножницы убрал, братишка?
Нет? стрижешь купон в сберкнижке?…
Спи мамулька, спи родная!
Мы тихонько! Не мешаем!

Естественное место для цветов –
могилы, а точнее их надгробья.
В печали натюрмортного подобия
великолепен траурный покров.
Естественное место для цветов –
хрусталь. Цветы несут любимым,
всем людям, сердцу дорогим и милым.
Цветочный аромат –
он воздух светлых снов.
Смерть и Любовь –
для них растут цветы.
Объединяют вечность и мгновение
и первое и позднее цветение.
Смерть и Любовь достойны красоты!

Вот жизнь опять скрипя заводит
Судьбы усталый лототрон.
Кому-то скулы злостью сводит,
Другой совсем опустошен.
Здесь «Да» и «Нет» как лотерее,
— Крутите, сударь, барабан …
Здесь флаги на вершинах реют,
А у подножья кто-то пьян…
А кто-то, как Сизиф, дерется,
И камень тащит за собой,
Он ни за что не доберется,
Осмеян будет он толпой.
И если ты ползешь к вершине —
Для плебса — гладиатор ты.

0