Не ты выбираешь присягу, а присяга выбирает тебя.


Не хотел бы я с тобой на необитаемом острове в голодный год очутиться.


Пока противник рисует карты наступления, мы меняем свои ландшафты, причем вручную.


Понимаешь, чебурашка, у которого нет друзей, я галоперидола скушал, а меня в армию тянет все больше и больше…


Пошлите меня в горячую точку снайпером, я очень усидчивый.


Прапор выпил и опал, как озимые.


Природа не храм. И уж тем более не мастерская. Природа — тир. И огонь в нем надо вести на поражение.


Русский солдат никогда не сдается: один хрен ему терять нечего. Это и есть наша главная военная тайна.


Свиненок твой мутантом оказался: глаз мне подбил и кортик отобрал.


Такая вот армейская драма. Шекспир и племянники.


Тетя, а «Наука и жизнь» есть? — Наука есть, а жизни нет.


Тому, кто это придумал, надо в голову гвоздь забить.


У нас в столовой хорошее оливье давали много. Однажды я даже в обморок упал. Накушался.


Что, солдат, ссымся?! — Так точно, ссусь! — Ну это, солдат, не беда! Такая сегодня экологическая обстановка. Все ссутся… Я ссусь… И даже главком пысается, бывает, — но по ситуации! Что ж нам из-за этого, последний долг Родине не отдавать?


Это вам не это. — Понятно.



Я здесь. Я там. Я всегда.


Я собак жрать не буду. Я собак живых люблю.


А если ногу оторвет, в собесе протез дадут, попугая и черную метку.


А зачем вам столько галаперидола? — Я его натурально съем, и меня повезут в дурдом. — Ну а зачем? — Не плющит меня в солдаты идти.


Армии солдаты нужны, в армии без солдат абсурд и коррупция.


Армия не просто доброе слово, а очень быстрое дело.


Без свадьбы только мухи женятся.


В монастырях не давали курить, в тюрьмах — пить, оставалась армия. Армия — прекрасная страна свободы и от мира, и от себя.


В человеке все должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее.


Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть.


Военный — это не профессия. Это половая ориентация.


Дайте меню! — Я сам меню.


Елки-палки, военный, тебя в спешке делали, и вся твоя жизнь — пропаганда безопасного секса.


Жизнь без армии — это все равно, что любовь в резинке. Движение есть, прогресса нет.


Зовите меня просто Элвис Пресли, поэт-песенник.


И помните: для хороших людей армия — родная мать, а для плохих — теща.


Когда нам кушать дадут? — Никогда, дух. Это армия.


Кофе только офицерам. От кофе нервы.


Мадемуазель, вы прекрасны. — Как Эдита Пьеха?


Мальчики, не желаете продажной любви?


Меня зовут Себастьян Перейро, торговец черным деревом. Шутка.


Можно я вас мягко потрогаю за талию? — Но талия гораздо выше. — Но разве это может стать препятствием для наших чувств?


Мы с тобой в подтяжке от Версаче домой приедем.