Целовались, как шальные,
Мы с миленком во кустах.
Даже челюсти вставные
Перепутались во ртах.

У моей зазнобы губы
Нереальной крутизны.
За губами, правда, зубы
Нереальной кривизны.

Вновь засёк меня радар,
А у меня же перегар!
Еду во хмелю от Мани,
Я под кайфом, как в нирване.

Бабка деду угодила:
К его члену прицепила
Батарейку «Дурасел»,
Чтоб стоял, а не висел.

Закусил денатурат
Я какой-то бякою.
Вот уж третий день подряд
Динамитом какаю.

У моей зазнобы Любы
Ногти накладныя,
Словно два пельменя – губы,
Веки, как у Вия!

На снегу видны следы,
Вновь нагадили коты,
Задолбали, твою мать,
Им как мужу б, всё гулять!

Дорогущая машина ,
Приблатненый номерок,
Поворотник не включаю,
Потому что долба*б.

В пионерах дед Пахом
Собирал металлолом.
И на пенсии – со свалки
Он сдает пивные банки.

Хороша была полянка
Ранним летом на заре!
Но неплохо и с гражданкой
На диване в октябре!

Парикмахер и блондин –
и не в Амстердаме.
Зверев – он у нас один:
Барби и с мудами.

Возьму в Космос балалайку,
Буду там частушки петь.
Молодые марсианки,
Будут слушать и краснеть.

Я не знаю почему
Говорит корова “Му”
Но я знаю отчего
Говорит жена “Ого!”

Друг виагрой угостил.
Чтоб жену я удивил.
Отказать не смог я другу,
Удивил его супругу.

Вот какое вышло дело:
Я хотел, она хотела…
Но судьба сказала: Нет! –
Не нашли мы туалет.


Я, надеясь на удачу,
Прикупила себе дачу.
Эх, кому б теперь продать,
Загреблась на ней пахать!

Возвращаюсь, а у бабы
За столом сидит Ван Дамм!
Не мешали бы рога бы –
Надавал бы по мордам!

На снегу видны следы,
Ну, теперь и мне « кранты!»
Муж мой выскочил с берданкой,
Всё! Конец моим свиданкам!

Как у нашего Петруши,
Подкачала женка “груши”.
Ходит он в нее влюблен,
(А вернее в силикон!)

Я, обычно, как напьюсь,
Головой о стенку бьюсь.
То ли действует спиртное,
То ли это возрастное.