О горе, горе сердцу, где жгучей страсти нет.
Где нет любви мучений, где грёз о счастье нет.
День без любви — потерян: тусклее и серей,
Чем этот день бесплодный, и дней ненастья нет.

Даже с самой прекрасной из милых подруг
Постарайся расстаться без слез и без мук.
Все пройдет, словно сон, красота скоротечна:
Как ее ни держи, ускользает из рук.

Как полон я любви, как чуден милой лик,
Как много я б сказал и как мой нем язык!
Не странно ль, Господи? От жажды изнываю,
А тут же предо мной течет живой родник.

Видит бог: не пропившись, я пить перестал,
Не с ханжой согласившись, я пить перестал.
Пил — утешить хотел безутешную душу.
Всей душою влюбившись, я пить перестал.

От огня твоей страсти лишь дым исходил,
Сердцу мало надежд он с собой приносил.
Повстречаться с тобой я прилежно старался,
Но раз не было счастья — бесплоден мой пыл!

Кто урод, кто красавец — не ведает страсть,
В ад согласен безумец влюбленный попасть.
Безразлично влюбленным, во что одеваться,
Что на землю стелить, что под голову класть!

Дай вина! Здесь не место пустым словесам.
Поцелуи любимой — мой хлеб и бальзам,
Губы пылкой возлюбленной — винного цвета,
Буйство страсти подобно ее волосам.

Любить и быть любимым — это счастье,
Вы берегите от простых ненастий.
И взяв бразды любви совместно жадно в руки,
Не отпускайте никогда, даже живя в разлуке.

От притворной любви — утоления нет,
Как ни светит гнилушка — горения нет.
Днём и ночью влюблённому нету покоя,
Месяцами минуты забвения нет!

Вновь на старости лет я у страсти в плену.
Разве иначе я пристрастился б к вину?
Все обеты нарушил возлюбленной ради
И, рыдая, свое безрассудство кляну.

Сказать два слова повели,
И сокровенной тайне ты внемли:
Тебя любя — сойду в сырую землю,
Тебя любя — я встану из земли!

Любовь вначале — ласкова всегда.
В воспоминаньях — ласкова всегда.
А любишь — боль! И с жадностью друг друга
Терзаем мы и мучаем — всегда.

Я пред тобою лишь не потаюсь.
Своей великой тайной поделюсь:
Любя тебя я в прах сойду могильный
И для тебя из праха поднимусь.

В том не любовь, кто буйством не томим
В том хворостинок отсырелых дым
Любовь — костёр, пылающий, бессонный…
Влюблённый ранен. Он неисцелим!

Любя тебя, сношу я все упрёки
И вечной верности не зря даю зароки.
Коль вечно буду жить, готов до дня Суда
Покорно выносить гнёт тяжкий и жестокий.

Страстью раненный, слезы без устали лью,
Исцелить мое бедное сердце молю,
Ибо вместо напитка любовного небо
Кровью сердца наполнило чашу мою.

Чтоб добиться любви самой яркой из роз,
Сколько сердце изведало горя и слез.
Посмотри: расщепить себя гребень позволил,
Чтобы только коснуться прекрасных волос.

Постепенно ушло время страсти кипящей —
Нет ревнивых речей и трагических поз,
Время тихой любви, зрелой и настоящей,
Дарит редко букеты тюльпанов и роз.

Время тихой любви — это больше забота,
По глазам уловить, с полуслова понять.
Ведь любовь — как ни странно, большая работа,
Если ей дорожишь и не хочешь терять.

Словно солнце, горит, не сгорая, любовь.
Словно птица небесного рая — любовь.
Но еще не любовь — соловьиные стоны.
Не стонать, от любви умирая, — любовь!

Для раненой любви вина готовь.
Мускатного. И алого, как кровь.
Залей пожар — бессонный, затаенный,
И в черный шелк запутай душу вновь.

Словно солнце, сияет царица — любовь,
К нам с небес залетевшая птица — любовь.
Не любовь — соловьиные сладкие трели,
Страсть что в сердце глубоко таится — любовь.

Чье сердце не горит любовью страстной к милой, —
Без утешения влачит свой век унылый.
Дни, проведенные без радостей любви,
Считаю тяготой ненужной и постылой.

Это время любви, словно тёплая осень,
Терпкий запах листвы, неба светлая грусть
«Как живётся тебе?», — если кто — нибудь спросит,
Ничего не скажу, лишь слегка улыбнусь.

0