Если видишь на картине
Нарисован водолаз,
Нарисована равнина
А на ней с ногами глаз;
Нарисован гуманоид
И его зеленый друг,
Сфера, куб, параболоид,
Синусоидальный круг;
Нарисована сардина,
Два квадратных синих пня —
Значит это не картина,
А какая-то фигня.

Кроха сын пришёл к отцу
И спросить решился:
Папа, папа я хочу
Знать, как появился!
Папа покраснел как рак
И сказал, стесняясь:
В общем, сын, считают так:
Деток носит аист…
Папа, я живу в Москве!
Здесь одни вороны!
И не надо вешать мне
На уши макароны!
Это верно, это так…
Ну тогда допустим…
Мы пошли в универмаг…
Ты лежал в капусте…
Папа, папа, что за бред?!
Это нереально:
Человека покупать –
Это ж криминально!
Ну не знаю я ответ –
Мне работать надо!
Может объяснит секрет
Тебе этот мама…
Мама тоже чушь несёт!
В ваших мыслях ветер!
Дурачок и тот поймёт,
Как берутся дети!!!
В общем так: хочу сестру!
Объясни же маме,
Что детей заводят все –
Лёжа на диване!!

Есть тёти как тёти,
Есть дяди как дяди,
Есть люди как люди,
Есть бляди как бляди.
Но в жизни бывает порой по-другому:
Есть дяди как тёти,
Есть тёти как дяди,
Есть бляди как люди
И люди как бляди…

Я вечерами у экрана
Сижу и что-нибудь жую.
И для себя совсем нежданно
Я раз за разом узнаю,
Что остаёмся мы в накладе,
Что одурачены мы все:
Что нет какао в шоколаде
И нету мяса в колбасе.
Что в сыре вовсе нету сыра
И нет молочного белка,
И что в кефире нет кефира –
Он сделан не из молока.
Что рыба – вовсе и не рыба,
А чуть подкрашенный мутант,
И нам пора сказать спасибо
За этот чудный провиант.
Теперь меня сомненье гложет,
Гнетёт безумие идей.
Мой здравый смысл понять не может:
А вдруг и в людях нет людей!?

У меня сегодня праздник, круче он, чем Новый Год.
Ты с утра в постель мне подал замечательный компот.
Не нашел на кухне кофе. Он на полке – где всегда.
Ты про это знать не можешь. Впрочем, это ерунда.
Ты компот налил в бокальчик со щербинкой на боку.
Не нашел, сказал ты, чашки. Это я понять могу.
Я ж не зря вчера старалась спрятать все, что жалко бить.
Чтоб сегодня самой доброй и терпимой самой быть.
Пол-бокальчика компота на постель ты расплескал.
Не волнуйся, милый, что ты. Дай-ка мне скорей бокал.
Я допью его с улыбкой, с благодарностью допью.
А за новую простынку как-нибудь потом убью.
Ты яичницу пожарил?!?!?!?!? Прямо будто я в раю!
Пусть она со скорлупою, я ее пережую.
Ой! А что это? Мимоза? Да когда же ты успел?
Ах, вчера? И ловко спрятал? Удивить меня хотел?
Где же ты ее припрятал? Да-а? В костюм свой выходной?
Ни за чтоб не догадалась! (Чистить буду в выходной)
Сам помоешь ВСЮ посуду? Две тарелки? БАЦ! Одну…
Не волнуйся, все в порядке. Веник вон стоит, в углу.
До чего ж ты мил сегодня, просто хочется рыдать.
Собираться? К маме в гости?? Не могу тебя узнать!
Тещу – МАМОЙ?? Это круто! Я не смела и мечтать.
На руках нести не надо, лучше за руку держать.
Хорошо, что праздник женский не решили удлинить.
Ведь реально невозможно долго это выносить.
Хорошо, что скоро вечер, канет день в теченье лет.
И останется на кухне лишь засушенный букет.
Простыню я отстираю, ловко вычищу пиджак,
И закончится на кухне жуткий этот кавардак.
Приведу себя я в норму, и квартиру приведу.
И с счастливой самой мордой на кровать я упаду.
Спишь уже? Ну, баю-баю… Завтра снова “в вечный бой”…
С мыслью старой засыпаю: “Хорошо, что ты со мной…

Однажды днем в конце июля
В одном вместительном носу
Две сухопарые козюли
Точили лясы на весу.
Они болтали о богатстве,
О том, что гложет их тоска,
Что нужно просто не бояться
И путь к богатству отыскать…
Найти заветную стезю ли…
Или погибнуть тут зазря?
Всерьез задумались козюли,
Нервозно ерзая в ноздрях…
Но оглянуться не успели –
В тиши раздался мощный чих.
Козюли радостно взлетели…
И угодили в этот стих.

Просыпайся, моё настроение!
Не ленись… не к лицу… Не зевать!
Провоцируй меня на свершения!
Не держи меня нежно, кровать…
Завтрак — кофе, кусочек кренделя,
В дУше сон до конца домечтать…
Пропиши мне волшебного пенделя,
Что б весь день не ходить, а летать!

Срезают лазером сосули, в лицо впиваются снежины.
До остановы добегу ли, в снегу не утопив ботины?
А дома ждет меня тарела, тарела гречи с белой булой;
В ногах — резиновая грела, и тапы мягкие под стулом.
В железной бане — две селёды, торчат оттуда ложа с вилой.
Есть рюма и бутыла с водой, она обед мой завершила.
Я в кружу положу завары, раскрою «Кобзаря» Шевчены –
Поэта уровня Петрары
И Валентины Матвиены.

У лукоморья город чудный,
Ему уже за восемьсот.
Там днем и ночью кот приблудный
Русалок вдоль дорог пасет.
Там вовсе нет дубов зеленых,
Зато у оживленных трасс
Стоят в тени дубы в погонах
И зелень требуют от нас.
Там на журнальных на обложках
Баба-яга на курьих ножках –
Коль заплатила миллион,
Теперь она секс-эталон.
Там по двое юристы бродят
И делят власть напополам,
То песнь фальшивую заводят,
То сказки сказывают нам.
Ворюги там живут, не тужат,
Им прокуроры верно служат.
Чиновник там пред всем народом
Капусту рубит мимоходом.
Там олигарх над златом чахнет.
Там Русью даже и не пахнет.
Там мед хоть из казны течет,
Но нам не попадает в рот.

У меня пропало счастье.
Обыскали мы весь дом.
Нет за шторой, под кроватью,
В кухне нет и под столом.
Вдруг гляжу – из чемодана
Пара пяточек торчит,
Там, свернувшись как калачик,
Моя дочка сладко спит.
Никому я не отдам
Свой со счастьем чемодан!

С одним человеком случилась беда-
Друзья от него отказались.
Не стали к нему приходить никогда,
Исчезли и не появлялись.
Он книги читает,
Он скучно живет..
И помощи даже не просит.
Я честно скажу,
Это каждого ждет…
Кто пить неожиданно бросит!

В худой котомк поклав ржаное хлебо,
Я ухожу туда, где птичья звон.
И вижу над собою синий небо,
Косматый облак и высокий крон.
Я дома здесь. Я здесь пришел не в гости.
Снимаю кепк, одетый набекрень.
Веселый птичк, помахивая хвостик,
Высвистывает мой стихотворень.
Зеленый травк ложится под ногами,
И сам к бумаге тянется рука.
И я шепчу дрожащие губами:
«Велик могучим русский языка!»

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
И холод невообразим.
Но человек за человеком
Приходят в винный магазин.
И, чем бы это ни грозило,
Они напьются, как и встарь.
Ночь. Магазин. Москва. Россия.
Аптека. Улица. Фонарь.

Что за чушь ты говоришь ?
Чую, жулик, ты юлишь !
Мошт, откат платить не хочешь ?
Аль нарочно меня злишь ?
Кстати, дядя, где мой куш ?
Симбиёз ты наш не рушь !
Я купил же для пожарных
Целых десять волокуш !

А откат платить с чаво ?
Производство-то мертво…
Покупателей не стало –
Прям как будто колдовство.
Волокуш уже штук сто –
Не хотит их брать никто.
То цена великовата,
То им качество не то !
Волокуша – что мосток,
Два бревна и пять досОк
Ну а что гнилые доски –
То терпимый косячок.
Из-за моря-окияна
Навезли от басурмана
Кэбов, бричек и карет.
Вот такой вот винегрет…
Демпингует басурман,
И залазит к нам в карман,
Грабит прямо на ходу !
Вот принес же чорт беду…
Я придумал, как нам быть –
Импорт надо бы прикрыть !
За ценУ пяти колясок
Волокушу не купить…

0