История знакомого знакомого, не верится, что была здесь. Человек Женя, довольно удачный коучер и мелкий бизнесмен дожил до момента, когда решил строить дачу. Но ему не посоветуешь, это он других учит. Выбрал он немалый участок посреди леса неподалеку от своего города. Дом, какие-то другие постройки… Так вышло, что отношения с местной фауной не сложились, что-то прям экзистенциально не совпадало. Сразу сообразил, что не хорошо оставлять такое хозяйство без присмотра. Решение было привезти сюда своих старых родителей. И ближе будут, и на нужном расстоянии останутся, и хозяйство постерегут, и в огороде покопаются. Но с огородом облом вышел – место красивое – песок, ничего не растет кроме сосен. Решение – чуть-чуть навоза и огороды расцветут. Надо найти, купить, а он сам и раскидает, работы он не боится.
Поехал он в ближайшую деревню, подъехал к первому дому со скотом и договорился, что в воскресенье утром приедет с прицепом. В воскресенье он оделся в какой-то старый спортивный костюм с американскими флагами, прицепил прицеп к машине и подъехал к куче навоза в назначенном месте. А там никого, может суббота слишком бурной была… Постоял, покурил, взял виллы и стал закидывать навоз в прицеп, чтоб время терять… И вдруг слышит юношеский крик:
– БАТЯ, АМЕРИКАНЦЫ Г*ВНО ВОРУЮТ!!!
Оцепенение… Выводы… Вот она местная философия, позиция, мировоззрение и экономика – все в едином лозунге… А если бы я был чернокожий, убили бы?
Батя потом пришел и оказался, правда, более вменяемым чем молодое поколение…

Как-то зашел разговор о сложных ситуациях, когда испытывал страх. У многих было такое, в юности, в армии, по работе. Удивил случай брутального на вид мужика, но я его понял. Вот он: Лежу с красивой бабой, все хорошо, я на подъеме, она тоже. Во время короткой передышки и смены позы, она поглаживая меня своей прекрасной рукой, говорит: Как бы я хотела иметь такую задницу как у тебя. Вот верите, у меня сердце просто упало и замерло. Попытался пошутить: Все равно твоя лучше. Да, но я хотела, чтобы была такой твердой как у тебя. Эти пара секунд, пока она договорила, мне просто жить не хотелось.

В мед. институте учился в нашей группе парень, который еще на втором курсе нацелился в психиатры и к цели своей шел решительно. А именно: посещал различные конференции и семинары, а также СНО на кафедре, и, особенно не наглея, забивал на все, что к психиатрии не относится. Соответственно, и характер у него постепенно менялся в сторону глубокой профессиональной деформации. В том числе появилось некое созерцательное спокойствие в сочетании с глубоким знанием человеческой сущности. Так вот, сидим мы как-то группой, треплемся о всякой всячине. В том числе зашел разговор об особо буйных пьянках с привлечением милиции для усмирения. Юноши, отчаянно привирая, хвастались своими подвигами, прозрачно намекая на то, как лихо они могут сделать занюханных стражей порядка, отстоять свое гражданское право не снимать носки в вытрезвителе и т. п. Будущий психиатр, вяло улыбаясь, разглядывал нас с полупрофессиональным интересом. И тут единственная среди нас замужняя барышня (такая тр@хнутая — во всех смыслах этого слова — курочка в очках) вспыхнув, нервно зачастила, что милиция устраивает беспредел, хватает людей прямо на улице, и ее мужа тоже забрали-задержали-обесчестили, и ах, какие были проблемы! Все в легком шоке переглянулись, ибо муж данной барышни больше всего напоминал хомяка-переростка и помимо незначительного интеллекта отличался только тем, что с дивана его в голодный год тазиком пельмешек не сманишь. Группа, нехорошо оживившись, стала допытываться, чего же такого сделал муж, что его в отделение забрали? Барышня, красная, потная и взъерошенная, наотрез отказывалась признаваться, истерически вскрикивая что-то несвязное о диких проблемах, знакомых в высших эшелонах власти, а то бы ужас что. Постепенно все обескураженно затихли, поскольку создалось четкое ощущение, что мужика замели с пакетом наркоты или малолетней пр@ституткой, и все действительно ОЧЕНЬ серьезно. Кое-кто начал робко успокаивать нервную супругу арестанта в том смысле, что от сумы, да от тюрьмы, и вроде как амнистию обещали… Будущий психиатр меланхолично нас успокоил из своего угла: “Да за что этого муд@ка забирать? Ссал, поди, в подъезде…” “Ну, не в подъезде…” — возмутилась барышня и быстренько заткнулась в общем хохоте.

Однажды у нас в конторе, появилась мышь.
Директор заявил, мол мы цивилизованные люди и делать будем как полагается по закону. т.е. вызываем дератизаторов, что при сэске находятся.
Всем офисом читали договор и ахали, где было подробно расписано как бережно и гуманно ее будут ловить и затем куда то девать, то ли безболезненная инъекция, то ли выпускать в заповеднике итп.
Вообщем хулион рублей все это дело стоит.
Приехали серьезные люди, поставили ловушку. Мышка попалась живой и невредимой.
На следующее утро приехала девушка, привезла акт выполненных работ и протокол.
Забирает ловушку и мышку.
Стою с кофейком смотрю в окошко, радуюсь солнышком, провожаю взглядом эту даму и наблюдаю картину:
Выходит за калитку, вытряхивает мышку в пакет, стучит пару раз им об асфальт и выкидывает рядом в урну.

Еду, значится, в метро. народу не очень много – но есть, сидячие места все заняты – ну и становлюсь у дверей, “спиной” к сидящим.
и, значится, сидит там тётенька с краю. и, главное, сидит так бодро, что регулярно пихает меня плечом в зад. демонстративно причем. был бы дяденька – я бы на него расстроился, а так – блин, думаю. надо это дело как-то обороть. потому что плечо жесткое, а задница мягкая и не казенная.
и тут мне в голову приходит замечательная идея.
я поворачиваюсь к тётеньке (а она явно такая, рада погавкаться), наклоняюсь и тихонько ей на ухо говорю:
“если вы будете толкать меня в попу – я на вас пукну.”
такого поворота тётка однозначно не ожидала.
всю дальнейшую поездку я эпизодически оборачивался посмотреть – как и куда ей удалось втянуть сразу столько плечей

Конец 90-х, Астана. Перекресток проспекта Республики и улицы Абая. Иду в обеденный перерыв из Дома профсоюзов в Дом быта, в столовую. Никого не трогаю, настроен мирно. Выплывает навстречу цыганская матрона со словами «Позолоти ручку, молодой, всю правду скажу!». На автомате спрашиваю первое, что пришло в голову: «От кого работаете?» (главное — поставить их в ступор любым неожиданным вопросом, иначе потом начнется вся эта фигня с цыганским гипнозом и иной ахинеей. Секундное замешательство, ответа не получил. Ок, говорю, через полчаса буду возвращаться, чтобы никого не было! Возвращаюсь, никого нет. В 90-ые с этим не шутили.

“Москва – Петушки” Я.Баранцов
Венедикту Васильевичу Ерофееву и его замечательной поэме «Москва – Петушки» посвящается…
Москва. Курский вокзал. Жара.
Протиснулся в электричку. Вообще дышать нечем – к духоте улиц добавились запахи несвежих тел и перегары ртов, жаждущих опохмелки.
Пробрался в середину вагона и аккуратно, чтоб не брякнули бутылки, положил рюкзак на полку.
Достал из кармана чётки и, отрешённо глядя в окно, начал шевелить губами, при этом гнусно подвывая для пущего эффекта…..
Через десять секунд дышать стало легче – народ начал отодвигаться. Ещё секунд через десять освободились сидячие места… Короче, через минуту вагон был пуст!
Через двадцать минут опасливо подошли менты и, подозрительно косясь на рюкзак, попросили документы…
Вы бы видели их лица, когда они увидели удостоверение полковника ФСБ)))))))))))) Про содержимое рюкзака они деликатно не стали спрашивать…
Через тридцать секунд вагон был забит и опять дышать стало нечем.
Крендель, висящий на до мной, сквозь зубы процедил другому: – Надо покупать чётки!!!

Поезд Воронеж-Москва. Проводницы отмечают чей-то день рождения. В самый разгар веселья кончается водка, а главное – деньги. По коридору начинают суетливо метаться женщины в форменных пиджаках. В наше купе заглядывает раскрасневшееся женское личико в фуражке, лихо съехавшей на ухо.
Личико смущённо улыбается и задает вопрос:
– Мужики, у вас деньги есть?
– Ну, есть…
Проводница оглядывается и кричит кому-то в коридоре:
– Маша! Тащи сюда быстрее как можно больше чая!

Всем известна эта бородатая история про девушку, которую зовую Головач Лена. И это уже давно не смешно.
Зато мне тут подкинули совершенно новую версию. Есть на кафедре один доцент, у которого фамилия Ухо.
Ну – фамилия, конечно не фонтан, но жить можно.
Хуже другое!
Его зовут Евгений Борисович.
Бедная секретарша очень мучается кажый раз, когда надо предоставлять в официальные инстанции списки с инициалами. Подумайте сами, как его написать-то, этого доцента?
Е.Б.Ухо?
А второй вариант ещё хуже: Ухо Е.Б.!

На семейном сборище прабабушка вдруг стала хихикать.
На вопрос о причине веселья ответила:
— Меня вдруг осенило, что все вы здесь находитесь только потому, что меня когда – то тр@хнули.