В тиши приобретать знания, всегда сохранять интерес к учению, без устали обучать других — что в этом для меня трудного?

В стрельбе из лука главное не в том, чтобы пробить шкуру, поскольку сила стрелков неодинакова. Так завещано нам с древних времен.

В стране, где есть путь, позорна бедность и униженность, а где его нет, постыдны богатства и высокое положение.

В пятнадцать лет я стремился к учению. В тридцать утвердился в своем положении. В сорок у меня не осталось заблуждений. В пятьдесят я знал свою судьбу. В шестьдесят во всем услышанном мог отличить правду. В семьдесят был способен следовать за велениями своего сердца не творя зла.

В старые времена люди заговаривали с опаской, ибо опасались стыда, если речь им не удастся.

Не заботьтесь о том, что вас не ценят. Думайте лучше о недостатке ваших способностей.

Не достоин называться ученым тот, кто много забоится о своем имуществе.

Не добродетелен ли человек, который, не ожидая обмана и не подозревая недоверия там, где их нет, способен, однако, их разглядеть?

Не вникай в государственные дела, которыми по службе занимается другой.

Не беседовать с человеком, достойным беседы, значит пускать на ветер его талант. Беседовать с человеком, недостойным беседы, значит пускать на ветер слова. Мудрый не растрачивает зря ни человеческих сил, ни силы слов.

Мудрых услаждают воды, человечных услаждают горы, мудрые деятельны, человечные безмятежны, мудрые счастливы, человечные долговечны.

Можно ли служить государю вместе с грубыми людьми? Еще не получив желаемого, они уже боятся его совсем не получить, а получив, опасаются утратить. А уж опасаясь утратить, они ни перед чем не остановятся.

Можно ли не послушаться суровых слов увещевания? Их сила преображает. Могут ли не быть отрадными ласковые слова поощрения? Их сила в оценке стараний. Радоваться поощрению, не оценивая себя! Слушаться, не исправляясь! Не знаю, как тут помочь.

Мне еще ни разу не приходилось отказывать в наставлении даже тому, кто приносил мне связку сушеного мяса.

Люди прежних веков, знакомые с ритуалом и музыкой, считаются неотесанными. Живших в последующие века и также знакомых с ритуалом называют благородными мужами. Что касается меня, то я предпочел бы первых.


Люди не могут жить, не будучи честны. Бесчестные живы лишь потому, что их пощадила судьба.

Лишенные человечности не могут ни подолгу выносить превратности, ни подолгу оставаться счастливыми. Кто человечен, тем человечность доставляет удовольствие, мудрым она приносит пользу.

Кто может выйти иначе, чем через дверь? Почему же не следуют пути?

Критика крайностей только вредна.

Кого среди людей осужу, кого прославлю? Те, кого прославлю, уже прошли испытание. Прошли его и простые люди, которые во времена Трех династий сохраняли порядочность и не отклонялись от пути.

Когда человек говорит без стеснения, ему трудно исполнить сказанное.

Когда он прав, не нужны распоряжения, все и так будет сделано. Когда он неправ, его не послушаются, несмотря ни на какие распоряжения.

Когда не совпадают пути, в труде не объединяйтесь.

Когда не пекутся о добродетели и не умножают знания, когда, зная справедливость, ей не следуют и не стараются исправлять порок… все это тревожит меня.

Когда высшее преданно следуют ритуалам, народ послушен.

Когда вместе идут трое, мне всегда есть чему поучиться. Подражаю хорошему в них и исправляю дурное.

Когда в Поднебесной есть путь, будь на виду, а нет пути, уединись.

Когда благородный муж дорожит своей семьей, в народе процветает человечность. Когда он верен традиции, народ не поступает дурно.

Как это возможно, любить кого—то и не заставить его трудиться? Как это возможно, не наставлять того, кто тебе предан?

Искренне стремиться к человечности — значит не ведать пороков.

Иногда, если остается насыпать лишь одну корзинку земли, чтобы закончить курган, а я останавливаюсь, то это зависит от меня. А иногда лишь первая корзинка высыпана, и только началось разравнивание почвы, а работа движется быстро, и это тоже зависит от меня.

Из народа, который в течение семи лет наставляли бы хорошие люди, можно набирать армию.

Знать правду и не поступать в согласии с ней значит не иметь мужества.

Благородный муж стыдится, когда его слова затмевают поступки.

Благородный муж спрашивает с себя. Малый человек спрашивает с других.

Благородный муж сожалеет, когда ему приходится умереть, не оправдав своей репутации.

Благородный муж свободен и нестеснен. Малый человек угнетен и печален.

Доброта дает возможность повелевать людьми.

Совершенное без всякой примеси есть закон Неба; совершенствование, т.е. употребление всех своих сил на познание закона Неба, есть закон человека. Тот, кто постоянно стремится к своему совершенствованию, тот — мудрец, умеющий отличать добро от зла. Он избирает добро и крепко прилепляется к нему, чтобы никогда не потерять его.

Благородные мужи состязаются лишь в стрельбе из лука. Когда они поднимаются, руки их сомкнуты в приветственном жесте. Спустившись, пьют они за здоровье друг друга. Их состязание благородно.

Благородные мужи гармоничны и не кичливы. Малые люди кичливы и негармоничны.

Благородному мужу легко служить, но нелегко угодить. Нельзя угодить ему, не следуя пути. В людях, которым он руководит, он ценит способности. Малому человеку трудно служить, но легко угодить. Ему можно угодить, и не следуя по пути. А у тех, кем он руководит, он всегда старается найти провинность.

Благородного мужа печалит недостаток его способностей и не печалит отсутствие признания у других.

Без колебаний исправляйте порок.

«Если хороший человек будет управлять государством в течение ста лет, не останется жесткости и не будет убийства». Сколько правды в этих словах!