— May I have 50 grams оf konyak, please? — Может, сразу стольничек? — Наливай!

«Будь ты проклят, офисная крыса! Пусть все, что ты делаешь, превращается в прах и говно! Мы уехали в Одессу без тебя. Твои бывшие друзья».

— А вот почему пили одинаково, а от одного утром разит, а от второго слегка попахивает? — Это называется внутренняя интеллигентность.

А гренка в нашем ресторане называется крутон. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба. Только он не может стоить 8 долларов, а крутон — может.

А еще мне в детстве казалось, что все старше меня. Ну, то есть так оно в общем и было. Поэтому последняя конфета — кому? — мне. Все, все конфеты мне. И я, очевидно, привык. Поэтому сейчас самая красивая девушка должна быть моей.

А зачем нужна дорога, если через нее нельзя перевести бабку?

А Леша хорошо устроился: и пожрет, и будет выглядеть высоко духовным человеком.

А почему можно изменить только жене или мужу, но нельзя изменить, к примеру, детям?

Александр Демидов. Энциклопедия семейной жизни. Раздел «Влияние прикроватного светильника на либидо человека».

Вот любишь ты жену. И любишь ты колбасу. Пошел купил 200 г, съел. Это же не значит, что ты изменял жене с колбасой.

Вот что мне сделать? Выйти с Геком, заказать такси или развестись?

Вот. Вот потому я и не женюсь.

Вы ее ноги видели? — Тогда терпи.

— Девушка, а у вас не будет потрахаться? — Ой, извините, я бросила. — Поздравляю.

Если ты такой умный, иди сам с ней и живи.


И вообще стало не совпадать, как хочется поступить и как правильно поступить. А хочется, чтобы было как правильно, но хочется, чтобы было, как хочется. И что делать?

— И ты отказал Жанне Фриске? — Да. — Ну ты и мудак…

И чему учить детей: говорить правду всем, кроме немцев и постаревших одноклассниц?

Интересно, как бы я смог понять, что это высокое искусство, если бы ты меня об этом не предупредил?

Когда в Москве облавы на грузин были, меня менты остановили, а я им говорю: «Давайте я вам спою, и вы сами меня отпустите, потому что поймете, что грузин не может так петь. — Отпустили? — Ага, за 300 долларов. Даже песню не послушали.

— Кризис — это когда тебе ничего не хочется. И когда ты начинаешь хотеть чего-то хотеть. — Это ладно. Вот когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть, вот это кризис. — Это не кризис, это п…ц!

Мне уже 7 лет. Я взрослый мужчина, перестаньте вешать мне этот розовый бантик.

— Может, ты мудак? — Хорошая версия. Многое объясняет.

Мы играем в шашки, они играют в поддавки. Кривая женская логика.

Надо было тебе там остаться, а он бы за тебя пописал. — Не, он бы так хорошо не смог.

Не надо было после картофляников есть вареники. И заедать все это драниками.

Не надо осуществлять мечту, пусть так и остается мечтой.

— Немцы, как жить дальше? — Как-как, каком кверху.

— Нет, так не бывает. — Почему? — Потому что. Потому что я так не хочу.

Ну какие нахер чмоки? Хочешь поцеловать, целуй, да и все.

— Огромное спасибо, было конструктивно. До понедельника. — Александр Сергеич! — До вторника!

Ох, боюсь я, Ростислав, как бы наша личная жизнь нашу посудину не потопила.

Пардоньте.

Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети.

Просто у нее телефон не для того, чтоб с ней можно было связаться, а чтоб он лежал у нее в сумочке, звонил, а она не слышала.

Раньше мне родители что-то запрещали, теперь жена… Когда же я все-таки повзрослею?

Саш, ну ты козел и урод, только что это меняет?

Саша, выходи во двор гулять, мы на качелях.

Сделал ты одной женщине хорошо. А другой от этого плохо. — А ты вообще это делал для третьей.

— Так, ребята, окна не закрывать. — Но душно же… — Комары налетят! — А мы свет выключили. — Тараканы набегут!

Тогда Ромео и Джульетта, получается, хорошо, что они умерли. Ведь они столько преодолели ради своей любви. А выдержала бы, скажем, ее любовь, если бы она знала, что он говорит «звОнит»? Или что он носки по всей квартире разбрасывает.

Уважаемая Жанна Фриске, держите себя в руках, я женат. И кипятильник свой заберите.

Хорошо, но невозможно.

— Что больше всего напрягает в женатом состоянии? — Отсутствие других женщин? — Нет. Отсутствие возможности других женщин.

Что я должен сказать? Поехали ко мне, один или два раза займемся любовью, мне точно будет хорошо, тебе — может быть, а дальше ты, конечно, можешь остаться, но лучше, чтоб ты уехала.

Я духовно не очень проголодался, а физически страшно просто.

Я тоже задолбался. Я же сижу.

— Я уже давно в смсках имя не пищу. — Это правильно, можно рассылку делать.