— А тюрьма и сейчас качается. — Ну что ты все врешь! — Да, с-сидя-то оно не так заметно, а вот вы про-пробуйтесь пройтись, господин директор.
Форш, Франк.

Арестованные под утро чуть было не свалили тюрьму!
Форш.

Вот так каждое мое дежурство!
Форш.

Вот, вы говорите — один, а вас двое!
Форш.

— Вся бе-мель развалилась, вот. — Какая бе-мель? — Ну, ме-э-бель!
Форш, Франк.

Господи, дай мне силы не применять силу!
Айзенштайн.

Как только мое дежурство, так они тюрьму раскачивают.
Форш.

Мести час настал для нас!
Розалинда.

Не крути головой, ты одними глазами так: туда — сюда, туда — сюда… Давай сначала! Туда — сюда, туда…
Амалия.

Принеси мне, голубчик, чашечку коф-ф-фи… коф-ф-ф-фе.
Франк.

Рябчик умер от нервного шока!
Блинд.

С моей женой сидели и пили мой портвейн!..
Айзенштайн.

Такое упражнение: туда — сюда, туда — сюда, — называется стрельба глазами. И как только подойдет к тебе какой-нибудь мизинец… э-э… какой-нибудь мужчина, я тебе тихо скомандую: пли!
Амалия.

— Что вы стали делать дальше? — Пить. — Что пить? — Токайское. — Ну, вы его выпили! Дальше что? — .Стали пить портвейн.
Айзенштайн, Альфред.

Эту чашу пью за встречу нашу, за веселье до утра!
П/ф.


Я по-латыни забыл, как это называется, ну, а без латыни лучше не говорить об этом.
Лесничий.