А новости у нас только свои и хорошие.

— В вашей лаборатории всегда процветал мат. — Да. Поэтому мы получили Ленинскую премию, а вы — хер.

Вот этим интеллигентный человек отличается от нормального: нормальный принимает рюмку, а интеллигентный принимает душ.

— Вы не могли бы подарить на память сто долларов? — Никогда не платил за любовь. А ты считаешь, уже пора? — Да нет, за любовь я беру гораздо больше. Я имела в виду, сто долларов с вашим автографом.

Гди я тильки не бывал: и на Канарах отдыхал, и в Бутырках…

Генри Форд создал автомобиль «Форд», а он у внука Форда украл кредит.

Зоопарк был раньше: когда мы в клетке, а весь мир — снаружи.

Как вы здесь оказались? — Ну, если официально — по зову партии. А если честно, то по велению сердца.

— Как только господам демократам мешают трахнуть бабу, они сразу вспоминают 37-й год, Берию и НКВД. — Как только у товарищей коммунистов кончаются аргументы, они тут же хватаются за аморалку.

Мне, может быть, тоже хочется удовольствий, аж зубы сводит. Но я же терплю.

Молодой человек! Снявши штаны, поздно с девушками знакомиться.

Моя очередь поздравлять покойника.

Мы докажем, что наши ужасы самые ужасные в мире.

Не справишься — будет тебе большой Чубайс. Счетчик включу электрический.

Нема таких крепостей, которые не сдавали бы коммунисты. За умеренную плату, конечно.


Неспокойной вам ночи!

Ну ты же не отец, ты просто автоответчик какой-то.

Посторонись! Советский рубль идет!

Потакая человеческим слабостям, мы зарабатываем деньги для осуществления наших высоких человеческих идеалов.

— Тайный Ромео. — Скорее уж явный Отелло. Вы меня знаете, я и придушить могу.

— Че это Индус мордой внутрь лает, бежать что ли кто намылился? — Да кто ж дурной такой найдется: из рая-то бежать?

Это для вас аттракцион, а для меня это памятник моим предкам.

Это сторожевые псы режима. Я имею в виду режим дня.

Я ваша курочка Ряба, у меня два золотых яйца, причем одно официальное, другое — черным налом.

Я не грубый, я справедливый.