— Что означает фраза: «Лучше подольщаться к богу кухни, чем к богу парадной залы»? — Это неверно сказано. Если оскорбишь Небеса, негде будет молиться.

Музыку можно ценить… Как она волнующе начинается в унисон! Как гармонично, как ясно она продолжается, как растет, переходя в финал!

— Может ли считаться человечным тот, кто в своих действиях не побуждаем желанием выигрыша, тщеславием, недовольством или алчностью? — Это можно считать трудным, но я не знаю, можно ли это считать человечным.

Нигде под небесами нет для благородного мужа ничего совершенно положительного и ничего совершенно отрицательного. Мерилом для него является справедливость.

Знание не может сравниться с преданной любовью. Преданная любовь не может сравниться с радостью.

Замечайте разнообразные недостатки в людях, чтобы познать человечность.

Есть три рода удовольствий, от которых нам польза, и три, от которых нам вред. Полезно радоваться, исполняя ритуалы и музыку, обсуждая хорошее, замеченное в других, и тому, как много у тебя добродетельных друзей. Вредно предаваться радостям тщеславия, праздного времяпрепровождения и пирушек.

Есть три полезных друга и три друга, приносящих вред. Полезно сближаться с прямодушными, преданными и с теми, кто умеет слушать. Вредно же сходиться с теми, кто только с виду благороден, с льстецами и краснобаями.

Есть ростки, не дающие цвета, есть цветы, не дающие плода.

Есть люди, изобретающие то, что им неизвестно. Я не таков. Прилежно слушать, идти по пути добра, много наблюдать, познавая неизвестное — все это уступает лишь самому знанию.

Есть ли у меня мудрость? Нет. Если бы простой человек искренне просил у меня совета, я бы просто как можно тщательнее постарался рассмотреть его положение с обеих сторон.

Есть добродетельные, бегущие от мира, еще есть бегущие из места, еще есть бегущие от взгляда, еще есть бегущие от слова.

Если утром услышишь, что возобладал путь, вечером можешь умереть без сожалений.

Если управлять по закону, а воспитывать наказаниями, народ будет покорен, но лишен стыда. Если же править на основе добродетели и воспитывать с помощью ритуалов, людям будет знаком стыд и сознательное стремление к лучшему.

Если у тебя нет решимости, тебе не откроются тайны, если ты лишен страстного желания выразить свои убеждения, тебя не просветят. Когда один угол тебе указан, а ты не можешь по нему найти три другие, дальше нет пути.

Если ты лишен человечности, какая польза от ритуалов? Если ты лишен человечности, какая польза от музыки?

Благородный муж не ищет ни насыщения в пище, ни удобств в жизни. Он расторопен в делах и осторожен в речах. Он стремится к правильной жизни, оглядываясь на тех, у кого есть путь. Его можно считать преданным учению.

Благородный муж думает о девяти вещах: видя, о думает о постижении, слушая — о ясности, лицу своему желает придать ласковость, а выражению учтивость, говоря, думает, верны ли его слова, служа, заботится о почтительности, в сомнении ищет совета, в гневе думает о трудностях, а собираясь что—то приобрести, о справедливости.

Благородный муж должен воздерживаться от трех искушений. В молодости, когда кровь, волнуясь, бежит в жилах, следует воздерживаться от соблазна физической красоты. В полнокровной зрелости он не должен поддаваться гневу. А в старости, когда кровь движется вяло, он должен избегать жадности.

Благородный муж доволен собой, но не соревнуется с другими. Он бывает в обществе, но не встает ни на чью сторону.

Благородный муж всегда верен справедливости, независимо от того, насколько ему верны люди.

Если ты знаешь наизусть три сотни «Песен», а получив пост в государстве, не можешь сам справиться со своим делом и самостоятельно выполнить посланническую миссию, то зачем знать так много стихов?

Если страной правят согласно с ритуалом и правилами уступчивости, каких трудностей можно в ней ожидать? Если в стране не уважают ритуалы и правил уступчивости, к чему тогда ритуал?

Если страна в опасности, не посещай ее, если смута, не живи в ней.

Если совершив промах, ты не исправляешь его, это и будет твой истинный промах.

Если служишь государю, уважение к обязанностям должно стоять выше заботы о пропитании.

Если он способен исправляться сам, какие затруднения могут ему встретиться на общественном поприще? А если он не может сам исправиться, как он будет исправлять других?

Если не можешь быть с теми, кто идет по среднему пути, примкни к необузданным или благонравным. Необузданные наступают и захватывают. Благонравные удерживаются от определенных поступков.

Если вселяя в людей мужество, сожалеть об их бедности, это приведет к смуте. Излишне порицать людей, не наделенных человечностью, значит вызывать смуту.

Если в сорок лет тебя ненавидят, тебе нет надежды.

Если бы я служил, то уже за двенадцать лун я бы что—то наладил, а в течение трех лет добился крупных улучшений.

Если бы мне суждено было провести в учении еще несколько лет, то в пятьдесят я бы уже избавился от главных пороков.

Если бы богатства можно было приобрести, я бы охотно согласился стать даже тем, кто держит плеть. Но раз их приобрести нельзя, я занимаюсь тем, что люблю.

Добродетельный редко бывает одинок, рядом всегда есть соседи.

Добродетельный правитель подобен вечно неподвижной Полярной звезде, вокруг которой благоговейно вращаются все другие звезды.

Даже при божественном императоре потребуется целое поколение, чтобы утвердилась человечность.

Где есть расточительность, там нет смирения. Где бережливость, там же и скупость. Лучше быть скупым, чем лишенным смирения.

Где есть мудрость, там отсутствует заблуждение. Где есть человечность, там нет волнений. Где есть мужество, там неизвестен страх.

Высоко стоят те, кто знает от рождения. Чуть ниже те, кто познает в учении. Еще ниже те, кто начинает учиться, попав в трудное положение. Те, кто не берется за учение даже и в трудном положении, стоят среди людей ниже всех.

Встречая добродетельного человека, думайте, как сравняться с ним. Встречая лишенного добродетели, вникайте внутрь себя.

Всегда будьте на стороне преданности и честности.

Будь верен своим убеждениям, люби учиться.

Будь бдителен, когда народ кого—то ненавидит. Будь бдителен, когда народ кого—то любит.

Будучи поставлен высоко, не имеет терпимости, исполняя ритуалы, не имеет уважения, в трауре не знает печали. Что тут сказать?

Богатство и знатность — вот, что людям желанно. Если их можно достичь, лишь изменив пути, не стремитесь к ним. Бедность и униженность — вот что людям ненавистно. Если избавиться от них можно, лишь изменив пути, не гнушайтесь ими. Как сможет благородный муж, отвергнувший человечность, сохранить свое доброе имя! Благородный муж не расстается с человечностью ни во время трапезы, ни в бурные времена, ни в пору лишений.

0